В Екатеринбурге продолжаются протесты в защиту сквера у городского Театра драмы, где местные власти при спонсорстве «Русской медной компании» (РМК) собираются построить храм. Стихийная акция уже дважды перерастала в столкновения между противниками строительства с одной стороны, а с другой — спортсменами Академии РМК, полицией и Росгвардией. В волнениях принимают участие несколько тысяч человек. По итогам событий вечера 14 мая задержаны более 20 человек. Есть сообщения об избитых. По словам главы международной правозащитной группы «Агора» Павла Чикова, силовики сломали нос 17-летнему молодому человеку, который снимал задержания. Всего госпитализированы трое пострадавших. На нескольких горожан составили административные протоколы за участие в несанкционированном мероприятии, по крайней мере один из них арестован на пять суток.


Восстановление храма Святой Екатерины, который был разрушен в 1930 году, обсуждается с 2010 года. Сначала его собирались возвести на Площади Труда, затем — посередине городского пруда на насыпном острове. Это также вызывало общественные протесты и строительство не начинали. В начале 2018 года губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев заявил, что к 2023 году храм построят в сквере на набережной у Театра драмы. Все юридические вопросы для этого были улажены. Инициатором и спонсором строительства выступает совладелец и председатель совета директоров «Русской медной компании» Игорь Алтушкин. Кроме того, в фонде финансирующем строительство представлен целый ряд крупнейших бизнесменов региона.

14 мая перед второй волной протестов губернатор собрал противников и сторонников строительства на переговоры, которые, несмотря на многочасовое обсуждение, закончились ничем. Власти подтвердили, что переносить стройку не будут. Вечером в среду, 15 мая, по сообщению источников в Екатеринбурге, готовятся новые протестные выступления. События в городе вызвали острейшую общественную дискуссию на федеральном уровне. News.ru собрал мнения о ситуации.

Сквер, где хотят строить церковь, — узкая полоска вдоль набережной пруда. По сути, этот сквер — единственное тихое и зелёное место у воды в центре города. Есть знаменитая Плотинка, но это скорее место для тусовок, а не для отдыха. Плотинка зажата главными улицами — Малышева и Ленина. Гул, выхлопные газы, бетон. А сквер возле драмтеатра — место тихое. Площадь его совсем небольшая. Где там будет ещё и музей, культурный центр, как обещают власти, непонятно.
Сквер — не пустырь, не свалка. Ухоженный, уютный. Сейчас довольно сюрреалистическая картина — асфальтовые дорожки без выбоин (а это для Еката, скажем прямо, редкость) перегорожены забором-сеткой. Ясно, что эти дорожки за забором скоро исчезнут.
Екатеринбург — большой город. У таких городов должно быть несколько центров. У нас же сохраняется какая-то средневековая традиция всё лепить в историческом центре.
Сейчас в центре три больших храма и часовня. По сути, противостояние происходит напротив одного из храмов. А целые районы города без церквей. В этих районах, по сути, должны только есть и спать.
Людей, по моим наблюдениям, никто не сгонял, приходили парами, по двое-трое. Сетку срывали не какие-то боевики, а простые парнишки.
Сквер, конечно, нужно отстоять. Спасти. Вообще, центр лучше не трогать, он и так предельно перегружен. Буквально в километре-двух есть пустыри, полузаброшенные промышленные территории. Вдохните в них душу новым храмом.

Роман Сенчин

писатель, житель Екатеринбурга

Я — прихожанка РПЦ. Но в связи с историей про храм в Екатеринбурге хочу вот что сказать. У нас вот в кластере Гольяново-Измайлово тоже есть проблемы с храмом. На Гольяновском пруду строят храм, который не нравится местным обитателям. Пруд — это точка светской жизни района. Там гуляют с детьми, ездят на велосипедах, рядом работает несколько ресторанов. И вот там храм реально лишний. При этом на пустыре у 3-й Парковой(это примерно минут 25 от Гольяновского пруда пешком) стоит храм-недострой. Его начал строить меценат, но деньги закончились. Храм строят на неосвоенном пустыре, и он там вполне был бы к месту. При этом на стройку Гольяновского храма «депутат» Метельский (без кавычек это недоразумение назвать не выходит) тащит аж Ресина. К Ресину я, как и большинство москвичей, испытываю опять же, чувство глубокой брезгливости. Но в глазах власти это «серьёзный человек». Вот и идёт такой вялотекущий конфликт. В Екатеринбурге явно механика конфликта такая же. Власть считает, что нашла хорошее место под храм и что привлекла «авторитетных людей». Но только никакими авторитетами привлечённые люди не являются. И главное — не было заранее найдено компромиссное решение. Как прихожанка РПЦ я бы хотела, чтобы наша Церковь училась слышать не только самых ярых сторонников, но и колеблющихся. И всё жду, когда РПЦ поддержит декриминализацию ст 148 УК РФ («Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий». — News.ru). Отдельно скажу про бойцов ММА, которые 14 мая, судя по видео, лезли в драку. Никогда нормальный боец не имеет права лезть в драку (кроме самозащиты) с заведомо более слабым. Поддерживаю инициативу о пожизненном отстранении клуба от любых соревнований.

Екатерина Винокурова

член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, журналист

Я вам напомню, что компромисс по Исаакию удивительным образом совпал с отставкой губернатора Полтавченко, об отношениях которого с религией ходили легенды. Может быть, новый молодой технократ, которого Екатеринбург, возможно, заждался, тоже начнёт своё губернаторство с компромисса? Я ни к чему не призываю, но просто это первое, что приходит в голову. И да, всё-таки важно уточнить — слово «православные» слишком расплывчатое, как и «либералы». Очень удобно называть тех, кто вам нравится, православными, а тех, кто не нравится, либералами. Вы готовы поручиться, что музейные работники, которые сохранили Исаакий в годы советского безбожия, все, как один, атеисты? Вы уверены, что ставить знак равенства между набожными чиновниками и верой — корректно? Вы уверены, что все, кто был против передачи собора — атеисты и безбожники? Всегда всё сложнее в таких конфликтах, и проигрывает тот, кто игнорирует сложность. Вот Полтавченко проиграл, например (...) Мне казалось, Российская Федерация (основанная тем же Ельциным) — страна демократическая, и это даже записано в её конституции. Какие заигрывания? Демократия — это не ругательство. Ройзман, как вы мне напомнили, был не против храма на воде. Ельцин Центр — ну да, заведение интересное, и давайте тоже внесём в наш с вами протокол, что компромиссом мог бы быть снос Ельцин центра и постройка храма на его месте — почему нет?

Олег Кашин

публицист (комментарий «Комсомольской правде»)

Мы считаем очень важным, чтобы при решении вопроса строительства храма учитывались мнения разных общественных сил и групп граждан. Однако считаем, что в данном случае Екатеринбургская митрополия приняла все возможные усилия для достижения общественного согласия, провела большую разъяснительную работу.
Я также считаю, что такие действия, как снос строительного забора, свидетельствуют о радикальной позиции протестующих против строительства храма и попытке, на мой взгляд, поляризировать общество. В обществе существует множество других механизмов выражения своего мнения. А нападение на сторонников строительства храма, снос забора — это действия, на которые способна очень узкая группа лиц, которая ставит целью не выражение своего мнения, а создание конфликта и разделения в обществе. Вместе с тем я полагаю, что участниками такого диалога не могут быть те люди и общественные силы, которые просто выступают против религии во всех её проявлениях. Мы живём в обществе, где уважается и обеспечивается религиозная свобода, а она предполагает в том числе право на строительство молитвенных помещений, нравится это кому-то или нет.

Вахтанг Кипшидзе

зампредседателя синодального отдела РПЦ Московского патриархата по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ (комментарий РБК)

Вы же так всемогущи. Мэр, губернатор, силовики, спонсоры, боевики, пресса — всё у вас в руках. Так сделайте подарок городу. Придите не туда, где и без вас хорошо (в парк), а там, где плохо, тоскливо и дегенеративно. Возьмите самый заброшенный район города и соберите все свои ресурсы для его регенерации. Видимым символом и слоганом его возрождения сделайте храм Св. Екатерины. А вместе с ним — проведите туда метро, расселите трущобы, постройте поликлинику и современную школу.
Когда Международный олимпийский комитет выбирает, какой стране дать Олимпиаду, он требует рассказать о социальных последствиях короткого праздника. Что, кроме стадионов, вместе с ним и после него получат не спортсмены, а местные жители.
Вот и церковная верхушка могла бы уже задуматься над тем, что дарить, а не что забирать. И своё антиконституционное лоббистское сверхвлияние хоть иногда поворачивать в пользу простых людей. А пока миру явлено мурло православия, каким оно стало в эпоху великой святейшей борьбы против «Пусси райот».

Андрей Кураев

протодиакон РПЦ, общественный деятель, православный блогер

К событиям вокруг протестов против строительства храма в Екатеринбурге. Конечно, надо проводить референдум, пусть сами горожане решают, нужен им храм или нет. Вообще же, как писал не раз, крупные города России давно доросли для низовой, местной демократии.
Скорее всего, результат референдума по строительству храма предсказуем — большинство будет против него. Все последние исследования социологов показывают, что российское общество светское, православное мировоззрение находится где-то на периферии их интересов, как бы РПЦ и консерваторы не пытались доказать обратное. Вот одна из таблиц на эту тему — исследование Института социологии РАН (их "Ежегодный мониторинг-2018"). Там они пишут:
"Данные многолетних исследований ИС РАН свидетельствуют: российское общество остаётся преимущественно секулярным, а ценностно-политический проект, связанный с православием как идеей очищения и возвращения к подлинности бытия, занимает в массовом сознании периферийное место".

Павел Пряников

блогер, экс-главред портала «Русская планета» и бывший шеф-редактор русскоязычного сегмента Live Journal

Друзья, наше сообщество считает недопус­тимым разжигание гра­жданского противосто­яния в вопросе строи­тельства главного ка­федрального собора и призывает к сохране­нию в городе обществ­енного мира и соглас­ия.
Мы, жители города и области, стоим на по­роге исторического события, которое останется в вечности — воссоздания главного храма, с которого начинался город — собо­ра Святой Екатерины.
Возводя храм небесной покровительницы Ек­атеринбурга, мы прод­олжаем благородное дело тех наших предко­в, что создавали мощь и красоту столи­цы Урала, и искупляем грех тех, кто совершил страшное дело разрушения Бо­жьего дома в 1930 году. Молитвы об уп­окоении душ и тех, и других будут равно возноситься под свода­ми этого храма.
Только созиданием, добрыми делами и помы­слами мы сможем сдел­ать наш город добрее и красивее, воспита­ть в любви и взаимоп­онимании наших детей — таким образом, на­ша жизнь обязательно изменится к лучшему.
Каким будет сердце Екатеринбурга — зависит от нас.

Официальный паблик Екатеринбургской епархии в соцсети «ВКонтакте»

Вчера в Екатеринбурге группа горожан вышла протестовать против установки забора на земельном участке, где планируется построить храм Святой Екатерины. Люди конфликтовали с охраной площадки, уронили ограждение, отказывались уходить и требовали сохранить сквер.⠀
Это сложная ситуация. В ней можно понять и верующих, для которых восстановление храма Святой Екатерины в городе — вопрос, который поднимается из года в год и который всё равно нужно решать. И протестующих горожан, для которых важно сохранить каждый кусочек зелени и деревьев в центре Екатеринбурга.⠀
Сейчас моя главная задача как губернатора — добиться мира, спокойствия и понимания. Уличные конфликты — это не путь, которым можно решить проблему. Я думаю, что самый правильный шаг сейчас — организовать прямой разговор двух сторон друг с другом. Я готов выступить посредником в этом разговоре. 15 мая, в 16.00, я жду в своем кабинете по пять представителей с каждой стороны. Прошу и протестующих, и сторонников строительства храма выбрать парламентёров. Подходите к резиденции губернатора, вас встретят и проводят.⠀
Мы поговорим и всё обсудим. Выслушаем друг друга. Мы постараемся вместе найти выход из сложной ситуации ради будущего нашего общего города, любимого Екатеринбурга.

Евгений Кувашёв

губернатор Свердловской области