Претензии Владимира Жириновского к бывшему шефу московского бюро британской газеты «Файнэншл таймс» Чарльзу Кловеру, наконец, дошли до суда. Лидер ЛДПР, который всегда ревностно защищает всеми возможными средствами, включая и публичные выволочки, и бросание разных предметов, свои честь и достоинство, возмутился одной фразой из книги англичанина. А всё дело в том, что журналист описал своё русское житьё-бытьё в книге «Чёрный ветер, белый снег. Новый расцвет национальной идеи», а в своем опусе допустил мысль о возможности сотрудничества ВВЖ с КГБ.


Притом, осторожный Кловер, что называется, соломки подложил, сформулировав роковую фразу предельно осторожно: ходят слухи, что Владимир Жириновский был агентом КГБ. Как говорится, мало ли какие о ком циркулируют слухи. А о такой яркой фигуре, как Жириновский, тем более. Однако после перевода книги англичанина на русский язык главный лидер ЛДПР счел себя оскорблённым и подал в суд.

Известно, что Жириновский любит и умеет судить, неизменно извлекая из шумихи вокруг таких процессов пиаровское зерно. Правда, далеко не всегда его тяжбы были успешны. В частности, он с треском проиграл процесс бывшему столичному мэру. И в результате суд присудил ему выплату в миллион рублей. Правда, тогда, будучи у власти, Юрий Лужков никогда в суде не проигрывал. Всё изменилось, когда он утратил доверие президента, но с пенсионером Лужковым Жириновский не судился. Пока.

Так или иначе, но на этот раз создается впечатление, что Жириновский судится как бы по инерции. У нас сотрудничество с компетентными органами давно не считается большим грехом. Тем более уже почти в мифическом прошлом. К тому же, казалось бы, ну кто бы обратил особое внимание на ссылку Кловера на московские слухи. Скорее, наоборот, такой процесс может оживить воспоминания об обстоятельствах конца восьмидесятых — начала девяностых, когда взлетавшая карьера Жириновского не находила рациональных объяснений. К тому же все понимали, что спешно тогда создаваемые разные фасадные партии — Социал-демократическая или та же ЛДПР — не могли возникнуть без определённой поддержки разного рода административных органов.

А в то время Жириновский то подает на выезд в Израиль, то вдруг устаивает переворот в партии, из которой его вроде бы уже исключили. Активно ездит в Европу, привлекая к себе внимание. Апофеозом стало согласие Верховного Совета на включение Жириновского в бюллетень для голосования на выборах президента России. Помнится, депутаты заходились от хохота во время презентации Жириновским его предвыборной программы, но проголосовали.

Так что, как иногда говорят: лучше не будить спящую собаку. Но у самого Жириновского, видимо, свой взгляд на течение политической жизни. Он же давно живет по принципу: всякое упоминание — реклама. Кроме, конечно, некролога.