Собственно, результаты соцопроса Левада-центра показали то, что аналитики и так знали. Да, в обществе крепнет запрос на изменение правительственной политики, которое опрашиваемое большинство, скорее, связывает с механической заменой премьера и его министров. Поражает контраст мнений, поскольку 53% в той или иной степени высказываются за отставку нашего кабинета министров. И только 30% полагают, что у власть предержащих нет четкой доктрины экономического развития, а в этом, как говорится, суть.


Иными словами, преобладает вера в то, что придут новые лица и всё исправят. Появятся рабочие места, остановится рост цен, антисоциальные решения будут либо аннулированы, либо самым серьезным образом подкорректированы. Между тем, наша политическая система, во многом скопированная с Пятой республики генерала де Голля, и выстроена таким образом, что правительство и, в частности, премьер и должны время от времени служить эдаким громоотводом для народного недовольства.

Давайте вспомним самый настоящий вальс премьеров, который устроил в конце своего правления Борис Ельцин. Тогда главы правительства менялись с калейдоскопической скоростью. Черномырдина сменил Кириенко, который уступил свой пост Примакову. Примакова ревнивое окружение Ельцина заменило на Степашина. Потом пришло время Путина. 

Сергей Степашин Сергей Степашин Dmitriy Kopylov/Global Look Press

Экономических прорывов не случилось. В лучшем случае удалось нейтрализовать зловещие последствия дефолта 1998 года. Зато значительно расширилась палитра возможных кандидатов в будущие президенты. Притом, что цель такого масштабного перемещения премьеров и ряда ключевых министров заключалась совсем в другом.

Известно, Владимир Путин не видит толка в интенсивном перемещении членов правящего кабинета. По его словам, после смены главы работа министерства полгода фактически парализована. Один входит в курс дел, другие пересаживаются или подстраиваются под нового начальника.

Тем более понятно, что премьер, который потенциально может заменить того же Дмитрия Медведева, автоматически будет включен общественностью в число главных претендентов на преемничество, которое постоянно обсуждается. У нас политика постоянно идет рука об руку с экономикой. Без явной пользы для последней.

Тем более, что новый премьер, претендующий на функцию преемника, должен прийти в Белый дом тогда, когда положение стабилизируется. И общество адаптируется к новым, пусть и не слишком благоприятным реалиям. Соответственно, уходящий премьер должен унести все прежние «грехи» с собой. И пока такая комбинация не просматривается, замена премьера президенту будет представляться преждевременной.

Но, повторимся, это все политическая или даже политиканская сторона процесса. На деле же проблема не в фигурах у экономического руля, а в смене курса. А цитируемый нами соцопрос не выявил у общества четкого понимания этого нюанса.

Логично вспомнить знаменитую мысль классиков о том, что философы спорили о том, как объяснить этот мир. А нужно было этот мир изменить. В этом и проблема и нашего коллективного отношения к правительству.