Понятно, что наказанный «антинародной властью» политик в глазах многих молодых "леваков" выглядит истинным героем и борцом с режимом. В отличие, например, от официальной коммунистической бюрократии КПРФ во главе с Зюгановым.


Поэтому призывы недавнего узника выдвинуть на грядущих президентских выборах единого кандидата левых сил — и не просто кандидата, а молодое свежее лицо — вряд ли придется по вкусу старшим товарищам.

К тому же Удальцов предлагает провести праймериз, которые у нас все шире входят в политическую моду. А это на практике означало бы развертывание широкой дискуссии на левом фланге, что также грозило бы весьма серьезными моральными издержками для тех официальных левых, которых более радикальные соратники давно обвиняют в конформизме, соглашательстве и имитации политической борьбы.

Другое дело, что удальцовский «Левый фронт» всегда представлял из себя скорее эфемерную конструкцию. А потому у его лидера как не было, так и нет достаточных ресурсов, чтобы серьезно угрожать монополии Зюганова и товарищей. Более того, даже в среде несистемной левой оппозиции его авторитет весьма относителен. Тот же Эдуард Лимонов, также гордящийся своей отсидкой, неоднократно обвинял Удальцова в идеологической неразборчивости, исполнении политических заказов и незаслуженном пиаре.

И тем не менее старт с места в карьер Удальцова явно оживит политические интриги на левом фланге.