USD  66.5499 EUR  75.5541
GOLD1,283 $   Brent60.70 $ Bitcoin3,565.65 $
МОСКВА-18°C05:33
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Популизм — уже не плохо: власть копирует Навального

Андрей Любимов /АГН «Москва»

политика [ версия для печати ]
В России всерьёз обсуждают повышение МРОТ до 25 тысяч

В России на высшем уровне начали обсуждать идею повышения МРОТ до 25 тыс. рублей. С таким предложением выступил глава официальных профсоюзов Михаил Шмаков, который был поддержан главой комитета Госдумы по труду и социальной политике Ярославом Ниловым. Еще два года назад за такую же инициативу был раскритикован оппозиционер Алексей Навальный. В то же время минимальный размер оплаты труда в России ниже, чем во многих странах Латинской Америки и даже Африки южнее Сахары. Возможно, попадание этой темы в мейнстрим означает, что после пенсионной реформы власть ощутила свой полный проигрыш в социальной повестке и обдумывает возможность реванша. «Мы вам ничего не должны», — сказал Кремль. И тут же испугался собственной дерзости. Парадокс в том, что в путинском государственном капитализме куда больше чисто технических рычагов для реализации данного Навальным обещания, чем должно быть в анонсированной им же «прекрасной России будущего».

Раскритиковать и позаимствовать

Предложение увеличить прожиточный минимум до 25 тысяч и привязать к нему минимальный размер оплаты труда высказал в начале текущего года глава Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков. Это означает увеличение МРОТ более чем в два раза — сейчас его общероссийский норматив составляет 11 тыс. 280 рублей. По словам Шмакова, минимальный доход должен значительно превышать потребительскую корзину, иначе он не поднимается над уровнем крайней бедности.

Действительно, по размеру минимальной оплаты труда Россия сегодня отстает от стран, которые жители бывшей империи привыкли через губу называть третьим миром. Ее размер — чуть более $170, что ниже, чем в большинстве государств Латинской Америки. Даже в некоторых частях Южной Африки, таких как Габон и Экваториальная Гвинея, он гораздо больше и достигает $270. Правда, к примеру, в Швейцарии, он не определен вообще, но там фактическая минимальная оплата уже одна из самых высоких в мире.

Поднятие минимальных зарплат должно стимулировать низовой спрос. Помимо самого очевидного позитивного эффекта от этого явления — оживления экономики, есть и другие. Во всем мире сейчас происходят пугающие изменения структуры спроса и предложения: рынок начинает слишком сильно переориентироваться на потребности узкого, но самого богатого слоя потребителей. Их покупательная способность начинает слишком превышать таковую у всего остального населения, причем тенденция углубляется. Чем больше расслоение, тем — сильнее, а в России, как известно, с этим всё довольно плохо. Подстегивание доходов и расходов бедных слоев должно хоть немного сгладить такое положение.

Интересно, что Шмакова полностью поддержал председатель комитета Госдумы по труду и социальной политике Ярослав Нилов, представляющий в парламенте ЛДПР. Он при этом отметил, что правительство пока не соглашается на повышение МРОТ. Впрочем, Нилов мог говорить всего лишь о реакции исполнительной власти на недавний законопроект КПРФ, который был отклонен летом 2018 года и предусматривал ровно то же самое, о чем говорит лидер независимых профсоюзов. На этот же раз инициатива обсуждается наиболее системными политиками: вряд ли руководство ФНПР можно отделить от высшей государственной бюрократии. И это уже несколько другое дело.

Михаил Шмаков State Duma Russia/Twitter.com/Global Look Press

Михаил Шмаков

Еще не все успели забыть, что идею о резком повышении МРОТ — именно до 25 тыс. рублей — еще в конце 2016 года озвучил оппозиционный политик Алексей Навальный. Этот пункт был включен в его программу как потенциального кандидата в президенты России. Тогда его инициативу, отчасти справедливо, называли популистской, особенно в этом отличились провластные пропагандистские СМИ, но фактически она попала под обстрел не только сверху, но и справа и слева — со стороны оппозиции.

Где взять деньги

Критика идеи повышения МРОТ, озвученной Навальным, в то время разделилась на два основных направления. Позицию провластных публицистов можно изложить фразой: «Откуда этот американский балабол возьмет денег?» Либеральные же экономисты напомнили, что повышение минимальной оплаты — это нагрузка на предпринимателей — основную социальную базу правой оппозиции, и возлагать её на бизнес можно только в обмен на освобождение от налогов — но тогда чем кормить пенсионеров и получателей пособий?

Правые критики испугались, что недостающие деньги заберут у олигархов — у некоторых, как у Андрея Мовчана, это проговаривалось почти открыто. Он же заявил, что эти деньги нельзя забирать у государственных корпораций, иначе тому же «Газпрому» не хватит на средств на развитие. Также широко муссировалось опасение гиперинфляции, которую вызовет вливание новых живых денег в экономику.

В свою очередь «Газета.Ru», громя программу Навального, заявила, что для выполнения пункта о МРОТ нужно дополнительно 2,6 трлн рублей в год.

Между тем сочувствующий Навальному левый экономист Алексей Гаскаров, известный также как бывший узник «болотного дела», представил расчеты, согласно которым дополнительная инфляция составит якобы только 2−3 процента и распространится, по большей части, на все общество. То есть потеряют только те, кто зарабатывает сравнительно много, но беднейшие слои однозначно выиграют.

По расчетам Гаскарова, для введения МРОТ на уровне 25 тыс. рублей необходимо увеличить расходы на заработную плату в экономике страны на 13,7%. А верхняя граница инфляции не превысит 6,1%.

Что касается дополнительных расходов экономики, исходя из утверждения некоторых СМИ и экспертов, может создаваться впечатление, что речь идет о деньгах, которые надо изыскать из бюджета. Навальный сам попадается в ловушку этой риторики, начиная оправдываться, что все это будет компенсировано изъятием коррупционных доходов (довольно призрачная перспектива) и сокращением военных трат.

На самом же деле дело обстоит совершенно не так — эта сумма, даже если она верна, ляжет не только на государственных, но на всех работодателей в зависимости от того, сколько они недоплачивают работникам. В одном случае в пользу низкооплачиваемых работников будут перераспределены фонды оплаты труда бюджетных учреждений, где, кстати, руководство, как правило, отнюдь себя не обижает зарплатами. В другом — своей прибылью придется поделиться владельцам бизнеса. Вот тут-то и лежит камень преткновения.

Где взять рычаги

В начавшейся по следам программы Навального дискуссии были и голоса, которые признавали необходимость резкого повышения МРОТ, даже ценой некомпенсируемой нагрузки на бизнес. Ведь в конечном счете это будет означать просто перераспределение находящихся в экономике денег от богатых и относительно обеспеченных к самым бедным. Причем вовсе не такое уж значительное перераспределение, как может показаться. Меньше 25 тысяч рублей в России получают менее 50 процентов официально трудоустроенных. И только 20 процентов из них получают значительно ниже — 15 тыс. и меньше. Надо учесть, что цифры эти заведомо недостоверны: многие работники получают на самом деле больше, чем показывает государству работодатель, уходя от налогов и социальных выплат.

Однако некоторые левые публицисты отмечали, что основная проблема здесь — рычаги воздействия на экономику. Можно поднять МРОТ хоть до 25 тыс. долларов, но предприниматели ответят массовым уходом в тень. Законодательство дает возможность компании вообще иметь штатно только одного работника — директора. Остальные будут работать по разовым контрактам предоставления услуг с договорной зарплатой, не регулируемой Трудовым кодексом.

Сергей Булкин/News.ru

Выхода два. Можно начать «кошмарить бизнес», обходящий законы: у Кремля для этого есть пусть донельзя коррумпированные, но столь же раздутые штаты контролирующих и надзорных ведомств. Можно пойти и рыночным путем. Государство в России косвенным и прямым путем контролирует до 70% активов — это оценки ФАС, а также обеспечивает до 40% занятости. Надо понимать и то, что активы эти работают чаще всего с абсолютно рыночным целеполаганием: максимум прибыли и минимум издержек, вплоть до массового ухода от налогов и сброса «социалки».

Но государственные активы, фактически управляемые новым классом бюрократической олигархии, — это то, что Кремль при гипотетическом большом желании может заставить работать по своим правилам. Например, поднять минимальные зарплаты самым низкооплачиваемым работникам: от уборщицы в средней школе до сантехника в гостинице «Роснефти». Это окажет давление на рынок труда, частный работодатель будет вынужден пусть медленно и неохотно, но тоже поднимать низшую планку зарплат. Иначе самые ценные кадры — а они и на этом уровне важны — пойдут работать «на государство».

У вас социальная база отклеилась

В «прекрасной России будущего», обещанной Навальным, с этим могут быть проблемы. Во-первых, малый и средний бизнес — это главная опора либеральных политических сил, и подвергать его даже легкому раскулачиванию для политика этой ориентации опасно. Собственно, Навальный и сам постоянно подчеркивает необходимость освободить коммерческий сектор от административного контроля и по возможности нивелировать надзорную бюрократию.

По поводу сокращения госсектора Навальный никогда не высказывался прямо. Но это логически вытекает из многих его тезисов. Так, он много говорил о борьбе с естественными монополиями и замене их конкурентной средой, что трудно понять иначе, чем раздробление госкорпораций и их приватизацию. То есть вывод значительной части этого сектора из государственного управления.

Разумеется, то, что у власти есть реальные возможности более чем двукратно поднять МРОТ, само по себе вовсе ничего не означает. Однако такое повышение для неё — вполне подходящее средство психологической компенсации последствий той же пенсионной реформы. Пенсионеров в стране уже 30% населения, а будет всё больше и больше, в то время как, повторимся, ниже 25 тысяч получают менее 20% трудящихся жителей страны. И прибавка к их жалованью ляжет в значительной степени на бизнес, причем отнюдь не самый крупный — по ряду причин именно в малых компаниях работники, как правило, наиболее бесправны и получают меньше. Да, МРОТ в Российской Федерации — это еще и норматив, от которого высчитываются всяческие социальные отчисления, пособия и штрафы, но эту практику, в случае чего, недолго и пересмотреть.

Само обсуждение этой темы на таком уровне кое о чем говорит. Казалось, что Кремль полностью отказался от социальной повестки нулевых годов, расхотел либо просто разучился ей манипулировать. Разгромная пенсионная реформа тут была точкой невозврата и хорошо считываемым сигналом для населения: скажите спасибо, что власть защищает вас от множества ежедневно демонстрируемых по телевизору угроз, и большего не просите. Да, мы не сахар, но оппозиция еще хуже, вон Навальный сам последовательно выступал за повышение пенсионного возраста.

Быстрее всего последние циничные веяния уловили люди высочайшего профессионального чутья — чиновники. Отсюда и начались все эти вдруг посыпавшиеся перлы с советами есть макароны, не рожать детей, разбивать больше огородов и рассчитывать только на себя. Но социальные проблемы в России — это взрывчатка. Вся соответствующая повестка моментально оказывается достоянием оппозиции, включая ту, которая по своему профилю от этой темы достаточно далека. Если это не почувствовал непосредственно Кремль, то это почувствовали люди, близкие к нему. И то, что мы сегодня видим — скорее всего, нервозные плоды приходящего осознания: «Народу становится не за что нас любить».


самое читаемое


читайте также
Другие новости
Top