В последнее время в ходу была попытка то ли политического троллинга, то ли тонкой спекуляции: дескать, хорошо бы вернуть, как в 1991 году, должность вице-президента. Причём поставить на этот пост настолько одиозную в глазах коллективного Запада фигуру, чтобы она внушала опасения по поводу дальнейшего сохранения Владимира Путина у власти. В случае его возможного преждевременного ухода тогда власть перешла бы в руки фигуры куда как более «токсичной».


Между тем последние события явно указывают на то, что у нас де-факто есть условный вице-президент. И зовут его Дмитрий Анатольевич Медведев. Формирование новой геометрии исполнительной власти лишний раз доказало: премьер обладает собственным весом и усиливающимся влиянием. Он не тот механический местоблюститель, коим его пытаются выставить все последние шесть лет.

Да, у премьера, несмотря на то, что не на все аспекты формирования кабинета он имеет влияние по Конституции (силовики — номенклатура президента), есть собственные интересы, которые он жёстко и умело отстаивает. Простой пример — выдвижение на должность первого вице-премьера Антона Силуанова, человека, лишённого большого влияния и собственных политических амбиций. Иными словами, очень удобного деятеля, который не сможет играть при премьере роль главного проводника экономической политики, фактически независимого, имеющего автономный выход на президента.

Перед началом встречи с членами Правительства. Слева направо: Председатель Правительства Дмитрий Медведев, Министр финансов Антон Силуанов, Заместитель Председателя Правительства Виталий Мутко, Министр труда и социальной защиты Максим Топилин и Министр по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Владимир Пучковkremlin.ru

Перед началом встречи с членами правительства. Слева направо: председатель правительства Дмитрий Медведев, министр финансов Антон Силуанов, заместитель председателя правительства Виталий Мутко, министр труда и социальной защиты Максим Топилин и министр по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Владимир Пучков

И ведь никто не скрывал, что на эту должность планировали нынешнего помощника президента Андрея Белоусова. Сильного экономиста, соавтора одной из концепций реформирования экономических структур России. Но когда все уже готовились его поздравлять, назначение не состоялось. Видимо, Медведева он как раз и не устроил тем, что был конкретным антиподом удобному Силуанову.

А дальше всё как в шахматах: раз Белоусов остался в администрации президента, то там нечего было уже делать Алексею Кудрину. Тому пришлось согласиться на Счётную палату. Как выразился один из коллег, прыгнуть в последний вагон уходящего властного поезда. Вот такой дуплет. И мало кто сомневается, чья твёрдая рука тут проявилась.

Аналогичным образом в руководство аппарата своего правительства Медведев продвинул собственного однокурсника по юрфаку ЛГУ Константина Чуйченко. Уходит не только «попавший в замазку» Сергей Приходько, но и его заместитель Максим Акимов, которого сватали на место шефа. Теперь Акимов в качестве вице-премьера займётся цифровой экономикой. Формально он получил повышение. Но у аппарата доверенный человек самого Медведева.

Как говорится, какие ещё нужны доказательства?