Глава Американской торговой палаты (AmCham) Алексис Родзянко в эксклюзивном интервью News.ru рассказал о своих впечатлениях от Петербургского форума, высказал позицию по делу Майкла Калви, оценил инвестиционное сотрудничество России и США и влияние санкций на работу американского бизнеса в стране.


— Скажите, какие у вас впечатления от прошедшей панели с участием Владимира Путина и слов президента?

— Звучало так, что он недоволен отношением Америки и к себе, и к России. Был поднят вопрос неравного отношения, вопрос давления для принятия каких-то решений, о которых президент не говорил, но выражал недовольство тем, что их насаждают. Были и замечания о том, что раньше существовали правила, но сама Америка оставила эти правила позади, ожидая, что все остальные по-прежнему будут им следовать. Это то, что я лично услышал в словах Владимира Путина.

Также интересным был ответ на вопрос [модератора Софико] Шеварднадзе: Китай и Америка находятся в состоянии торговой войны, какова роль России в этом процессе? Ответ был «пусть два льва дерутся в долине, а я буду обезьяной: сидеть на дереве, смотреть, чем всё кончится». Мне кажется, это самый честный ответ.

Глава Американской торговой палаты (AmCham) Алексис РодзянкоГлава Американской торговой палаты (AmCham) Алексис РодзянкоСергей Булкин/News.ru

— Как вы оцениваете американское представительство на Петербургском экономическом форуме с учётом того, что посол США в России Джон Хантсман его бойкотировал? С каким настроем приезжали сюда предприниматели?

— Я бы поспорил с определением «бойкотировал». Он сам решил не участвовать, но при этом он не пытался организовать какой-либо бойкот и даже наоборот говорил о том, что у компаний есть свои причины присутствовать на форуме. Посол активно никого не уговаривал приехать, как он это делал в прошлом году, но и не отговаривал от участия.

— Были ли заключены какие-либо контракты «на полях» форума между российскими и американскими компаниями?

— Были. Пока не знаю, сколько именно, но могу привести конкретный пример планов инвестиций одной из крупнейших международных компаний. Procter & Gamble объявила на форуме, что в этом и следующем году потратит 2,4 млрд руб. на развитие своего бизнеса в России. Компания направит средства в основном на модернизацию своего завода в Новомосковске Тульской области. Часть средств будет вложена в завершение строительства дистрибьюторского центра.

— Изменились ли настроения в среде американских бизнесменов на фоне дела Майкла Калви? Не появилось ли у них опасений вести бизнес в России?

— Это сильно повлияло на настроения инвесторов, и естественно, негативно. Дело крайне неприятное, из-за него каждый почувствовал себя уязвимым. Для бизнеса прибавились новые параметры риска, которые нужно учитывать при принятии решений. Есть те, кто отложил свои поездки в Россию и задумался над целесообразностью инвестиций.

Глава Американской торговой палаты (AmCham) Алексис РодзянкоГлава Американской торговой палаты (AmCham) Алексис РодзянкоСергей Булкин/News.ru

— В СМИ до последнего момента муссировали вопрос, посетит ли Майкл Калви ПМЭФ. Как вы оцениваете решение российских властей не допустить его до участия в форуме?

— Это был ожидаемый результат. Разошёлся слух о том, что якобы его отпустили и даже что он вечером 7 июня был в самолёте. Но по факту — его не отпустили. Если бы он пришёл на форум, он бы, наверное, был под конвоем или в специальном браслете, и картина была бы не очень красивой. Видимо, было принято решение отказаться от этого. Сам факт уголовного дела и его задержания из-за коммерческого спора, скорее, создаёт проблему для России и российского инвестклимата. Владимир Путин привёл пример того, как Америка себе вредит — угрожает всем долларом и тем самым подбивает искать альтернативные пути. Я согласен, что это не самая разумная стратегия, но и запугивание инвесторов — тоже не самая дальновидная стратегия.

— Буквально на днях перед ПМЭФ вышло исследование международной консалтинговой компании EY, согласно которому США являются лидирующим иностранным инвестором в российскую экономику. Отражает ли это действительность?

— Вполне возможно, что это так, если учесть инвестиции американских инвесторов в ценные бумаги или акции российских компаний. США в целом самый крупный инвестор в мире. И то, что они — крупный инвестор в России, об этом приятно слышать.

— Сдерживают ли развитие инвестиционного сотрудничества существующие санкции?
— Естественно, сдерживают. Инвестбанки не могут работать с самыми интересными российскими потенциальными клиентами и эмитентами. В этом плане фактор сдерживания есть.

Но говорить о том, что уровень сокращается, тоже неправильно. Уровень остаётся стабильным. Пару месяцев назад Сбербанк сообщил, что 37% компании принадлежит инвесторам на Нью-Йоркской бирже и что этот процент в последние годы постоянно растёт. Я бы сказал, что американские инвесторы Россию «покупают».

— Сколько американских компаний в настоящее время работает в России? Сократилось ли их число из-за санкций?

— Их число почти не изменилось. У нас нет точной статистики, но можно судить по нашей организации. Наше членство имеют порядка 500 компаний, больше половины из которых — американские, около 100 из них — крупнейшие в мире корпорации.

— Если говорить о возможности введения новых санкций США, которая всё ещё «остаётся на столе», то можно ли ожидать масштабного исхода американских компаний в случае введения обещанного второго пакета санкций?

— Сомневаюсь. Во-первых, он пока не введён. Во-вторых, как нам объясняли официальные лица в Вашингтоне, это конкретное действие в ответ на нарушение закона о применении химоружия (в Солсбери). Это вопрос об ограничении вооружений, а не коммерческий вопрос. Поэтому, если будут выбраны какие-то из обязательных санкций, они позволят избежать ущерба коммерческим интересам.

— В последний месяц контакты между Москвой и Вашингтоном на высоком уровне резко активизировались, не исключается возможность встречи Дональда Трампа и Владимира Путина «на полях» G20. Есть ли, на ваш взгляд, возможность улучшения отношений между странами?

— Мы очень надеемся на это и видим перспективу. Выводы прокурора Мюллера в какой-то степени снимают с Трампа один из сдерживающих факторов. Поэтому появилась возможность вести переговоры с Россией, и, как мы видим, на высоком уровне они уже начались. После встречи Лаврова с Помпео мне сказали, что были обозначены некоторые темы для дальнейшей работы и что они будут прорабатываться. Это вопросы разоружения, борьбы с терроризмом, переговоров с КНДР и по Афганистану, то есть те, где есть общее видение и возможности выработать согласованную позицию и действия. Есть направления, на которых нужно больше работы, а есть те, где стороны несогласны и констатируют свои позиции, не отступая от них, в том числе по вопросу Украины.

— В Хельсинки президенты России и США достигли договорённости о создании совета «капитанов» бизнеса. Забыта ли эта идея?

— Она не забыта, но на пути к ней сначала возник инцидент в Керченском проливе, когда встреча в верхах была отменена. Потом одного из наших «капитанов» посадили... Но мы надеемся вернуться к этой теме в будущем. Разговоры об этом совете идут, но найти правильную площадку и правильный формат для него пока не удаётся.

— США активно препятствуют реализации проекта газопровода «Северный поток — 2». Насколько оправданной вы считаете позицию Вашингтона по этому вопросу?

— Мне кажется, что эта позиция похожа на ту, которую США занимали при постройке газопровода в 70-х годах. Дальше слов пока дело не пошло. И меня удивит, если действительно последуют какие-то санкции в отношении европейских компаний, задействованных в строительстве. Мне кажется, что новый газопровод будет успешно построен.