Глава правительства России Дмитрий Медведев собирается встретиться с премьер-министром Франции Эдуаром Филиппом.


По словам посла России во Франции Алексея Мешкова, к визиту активно готовятся обе стороны. Сам факт такого оглашения планов интересен, прежде всего, потому, что активные внешнеполитические функции как бы не входят в компетенцию главы нашего правительства. И это не случай персонально Медведева.

Просто по конституции пост премьера задуман у нас как раз по французской политической патронке в качестве фильтра, принимающего на себя всё недовольство внутренней экономической политикой, оставляя президента всего в белом, посвящающим своё основное время как раз внешнеполитическим вопросам. К тому же в последний раз с официальным визитом Дмитрий Анатольевич был во Франции в ноябре аж 2012-го, когда в рамках комиссии о сотрудничестве встречался с коллегой Жан-Марком Эйро.

Президент Франции Франсуа Олланд (слева) приветствует премьер-министра России Дмитрия Медведева, ноябрь 2012Президент Франции Франсуа Олланд (слева) приветствует премьер-министра России Дмитрия Медведева, ноябрь 2012Gao Jing/Xinhua/Global Look Press

В последние же месяцы все социологические опросы ставили репутацию премьера очень невысоко и даже свидетельствовали о преобладании настроений в пользу его скорой отставки. И это не случайно. Поскольку именно Дмитрий Анатольевич персонифицирует у нас самые непопулярные меры, включая и пенсионную реформу.

Но вот в последнее время стали заметны акции, явно направленные на укрепление авторитета Медведева, включая его разворот и в сторону международного сотрудничества. И вот он в Швейцарии оценивает перспективы полной интеграции наших учёных в состав ЦЕРН, выступает на юбилейной сессии Международной организации труда. И даже выдвигает от своего имени с трибуны МОТ инициативу, предсказывая, что лет эдак через 13 вполне можно будет перейти на четырёхдневную рабочую неделю и у нас в России.

Конечно, такая датировка социального прорыва на первый взгляд выглядит несколько наигранной. Но если исходить из той возможности, что именно Дмитрий Анатольевич станет преемником, то третий выходной светит россиянам как раз в начале его второго подряд президентского срока. Если, конечно, сам оборот «не более двух сроков подряд» не исключат всё-таки из текста основного российского закона. А так строку о четырёхдневной рабочей неделе можно хоть сейчас вставлять в будущую президентскую программу. Правда, могут возникнуть вопросы о целесообразности в свете такого социального оптимизма начала пенсионных изменений, но к тому времени последствия пенсионной реформы станут обыденностью или, наоборот, будут коренным образом изменены.

Премьер-министр РФ Дмитрий МедведевПремьер-министр РФ Дмитрий МедведевDmitry Medvedev/Global Look Press

Так или иначе, активизация и внешнеполитической деятельности работает на авторитет действующего премьера. Конечно, роль в этой сфере у него вторична. На зато она всё более заметна. И встреча с французским премьером — новый шаг в этом направлении. Особенно на фоне не смягчающихся западных санкций и не прекращающихся спекуляций по поводу изоляции России. К тому же нельзя не отметить, что Медведев для Запада остаётся куда меньшим раздражителем, чем Владимир Путин. И для своего выделения из ряда наших премьеров ему вряд ли придётся символически «разворачивать свой самолёт», как пришлось поступить Евгению Примакову.

Понятно, что как бы сейчас ни будировался вопрос преемничества в нашей политике, пять лет, остающиеся до окончания мандата Владимира Путина, — слишком большой срок, чтобы что-то прогнозировать. Но очевиден факт, что реальные претенденты усилили именно внешнеполитический аспект своей повседневной деятельности. И это относится не только к Дмитрию Медведеву, но, например, и к спикеру нижней палаты Вячеславу Володину. Во всяком случае, будущий президент России не должен быть тёмной лошадкой для мирового общественного мнения.