Причины резкого и явно демонстративного недовольства президента лежат на поверхности. Любой прокол сейчас рассматривается с точки зрения перспектив предвыборного марафона. Тем более выяснилось, что падение в 2015 году «Трансаэро» никого ничему не научило и никакие меры по предотвращению таких инцидентов, чреватых массовым общественным возмущением, приняты не были.


В результате два члена кабинета подверглись жёсткой критике. Сильнее пострадал министр транспорта Максим Соколов, который теперь официально предупреждён о неполном служебном соответствии. У него, в принципе, ещё есть шанс остаться в своём кресле, в случае формулирования эффективной системы контроля за состоянием тех же авиакомпаний. Однако, по мнению работающих в отрасли специалистов, это сделать не так просто, учитывая специфику предмета контроля. Авиакомпания не банк. И процесс выработки таких критериев долог.

Другое дело, что вряд ли стоит ожидать скорой отставки 49-летнего министра. Даже если Путин решится на такой шаг. Известно, что президент никогда не спешит, чтобы не создавать впечатления, что он принимает важное решение под давлением или в конъюнктурной спешке. Отставка может случиться месяца через два. Когда нюансы нынешнего скандала сотрутся у большинства в памяти. И отставка будет представлена как рабочий момент.

Но проблема для Соколова не в этом. Президентский разнос, да ещё публичный, закрывает ему карьерные перспективы. А ведь относительно молодой питерец, имевший и опыт работы в правительстве города на Неве, негласно рассматривался в качестве одного из претендентов на пост мэра родного города. Теперь даже на уровне слухов он из обоймы претендентов на такой пост выпадает. Питер — слишком дорогой приз, чтобы оставлять в обойме провинившихся.


А что с Дворковичем?

Вторым членом правительства, на репутацию которого пала зловредная тень «ВИМ-Авиа», стал вице-премьер, куратор Соколова Аркадий Дворкович. Это его президент спрашивал перед телекамерами, не перегружен ли он, может, его освободить от ряда функций?

Но с Дворковичем всё гораздо сложнее. Все знают, что он входит в узкий круг ближайших соратников премьера Медведева. Поэтому какое-либо громкое наказание Дворковича могло бы рассматриваться как рост недоверия и к самому премьеру. Пока, как говорится, не время. Более того, президент, наказывая провинившихся и недосмотревших, вёл себя по отношению к Дмитрию Анатольевичу максимально уважительно: мы рассмотрим, мы примем меры.

Но вот перераспределение функций возможно. Давно есть известный претендент на кураторство гражданской авиации. Имя ему Дмитрий Рогозин. Вице-премьер, курирующий ОПК, но с авиацией связанный наследственными узами. Отец его, генерал-лейтенант, занимался приёмкой на авиационных заводах, в том числе и на Воронежском авиационном заводе. Это же предприятие оказало Рогозину в 90-х весомую поддержку при его избрании в Госдуму.

Так что основы для перехвата знамени у Рогозина есть. Другое дело, что даже такое перераспределение функций под предлогом сверхзанятости Дворковича может дать почву для нежелательных для правительства слухов. Слухов о более кардинальных переменах. Но пока явно рано переформатировать кабинет.