Коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг» опубликовал доклад Евгения Минченко и Кирилла Петрова «Новые элиты для нового человечества». В документе была подробно разобрана нынешняя политическая система России. Эксперты отмечают, что отечественные элиты привыкли работать, обращая внимание на систему личных отношений внутри вертикали власти, при этом игнорируя позиции политических партий и общественное мнение.


Пять парадигм российских элит

Авторы доклада «Новые элиты для нового человечества» выделили пять основных парадигм, которыми живёт власть в России. Среди них есть как старые, существующие ещё со времён Бориса Ельцина, так и новые, доминирующие в данный момент.

Первая — «ностальгия по девяностым», предполагающая олигархическое правление частного крупного бизнеса как оптимальную систему, создающую основу для конкуренции в политике и экономике, открывающую доступ к глобальным рынкам и сотрудничеству с Западом, который воспринимается как источник стандартов в условиях кризиса. При этом сейчас она подвергается серьёзному испытанию на прочность. Ещё свежи в памяти дефолт 1998 года и разгром ЮКОСа. Кроме того, российский бизнес так и не получил возможности купить стратегические зарубежные компании, а после и вовсе попал под санкции.

Пересмотр стандартов политики на Западе, победа в ряде стран популистских игроков проблематизировали отсылку российских либералов к «идеальному Западу», который стремительно меняется и уже не похож на его «идеальное» изображение, — отмечают авторы доклада.

По мнению экспертов, из-за перечисленных причин российский крупный бизнес был вынужден деполитизироваться, и сейчас его участие в политике возможно лишь при условии покровительства кого-то из окружения Владимира Путина.

Эта парадигма вытеснена новым подходами, описываемыми в рамках госкапиталистической модели, — считают они.

Вторая парадигма предусматривает использование госкорпораций в качестве локомотивов развития страны. Она часто оформляется в тезисах о необходимости обеспечения продовольственной и иной национальной безопасности, а также защите отечественного производителя. Олицетворяют её главы «Ростеха» и «Роснефти» — Сергей Чемезов и Игорь Сечин.

Игорь СечинИгорь СечинСергей Булкин/NEWS.ru

Главный аргумент оппонентов (якобы высокая затратность при невысокой эффективности) парируется использованием образа внешнего врага, — говорится в докладе.

В рамках третьей парадигмы локомотивами развития должны выступать крупные инфраструктурные проекты — «патриотичный частный бизнес, действующий в государственных интересах». Сторонники такого подхода — это операторы проектов, способные выстроить схему с нуля, например, Геннадий Тимченко, братья Ковальчуки и Ротенберги.

Их идеал — возвращение с внешним миром в режим Business as usual. Однако попадание под санкции со стороны Запада вынужденно переориентирует их на экспансию на внутренних рынках, — отмечают Минченко и Петров.

Идеологию распределительной бюрократии (четвёртая парадигма в списке) в большинстве своём исповедуют бюрократы федерального уровня и представители региональных режимов. Здесь самоценностью является эффективность процедур, а легитимизируется такая политика через внешнюю экспертизу западных структур и их российских аналогов. Как отмечают авторы доклада, эта парадигма — царство культа KPI, «дорожных карт» и обратной связи.

Наконец, последнюю, пятую парадигму эксперты назвали «технократы» и «двор». Здесь управление выступает как товар класса менеджеров, объект управления не имеет значения, а лояльность является предусловием эффективности. Её исповедуют в основном средний и высший слой управленцев, а также значительная часть силовиков. Эксперты отмечают здесь большое количество выходцев из ФСБ и вообще доминирование этой структуры. При этом появилась относительная новая тенденция на «выращивание» среди силовиков новых политических персон и передачу политико-силовой элите изначально не свойственных ей экономических и политических функций.

Также среди примет времени эксперты отмечают отсутствие попыток создать идеологическое обоснование для формирования в России наследственной аристократии, хотя для её появления есть все предпосылки. Зато массово внедряется модель «технократической элиты», формируемой из менеджеров от 30 до 50 лет (например, через конкурс «Лидеры России» или «Школу губернаторов»).

Также эксперты указывают на то, что происходит инкорпорирование во властную систему влиятельных региональных и политических групп, в том числе оппозиционеров, вплоть до предоставления им по квоте губернаторских постов.

Подходы к «лечению»

Сергей Булкин/NEWS.ru

Политолог Аббас Галлямов, комментируя в соцсетях этот доклад, заострил внимание именно на механизме рекрутирования «технократических элит». Он отмечает, что людей в существующей системе не устраивают именно её политические характеристики — в первую очередь авторитаризм и недемократичность. Они хотят, чтобы государство базировалось на иных — отличных от нынешних — принципах, а не воспроизводило себя снова и снова через «Лидеров России».

Решить эту проблему неполитическим способом — с помощью инъекции свежей, более молодой и «технологичной» управленческой крови, неспособной однако привнести ничего нового в политическом смысле, — не получится. Это примерно то же самое, что пытаться накормить изнемогающего от жажды печеньем, — считает он.

Руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачёв в разговоре с NEWS.ru заявил, что разделяет точку зрения авторов доклада по поводу российских элит.

Элита отдельно, граждане отдельно. Силовая составляющая как гарант стабильности. Да, есть предложение идеологически проработанной и массово внедряемой модели «технократической элиты», но рекрутирование идёт по принципу похожести. Свой ищет свояка, с конкурсами или без. Менять фамилии бесполезно. Более того, профессиональные участники конкурсов окажутся даже хуже их организаторов. Люди же хотят перемен, не замены одних бюрократов на других, а новых политических предложений. Аналитики Минченко верно диагностируют ситуацию. Вопрос в подходах к «лечению».

Константин Калачёв

руководитель компании «Политическая экспертная группа»

Калачёв подчеркивает, что базовые парадигмы российских элит подчёркнуто внеидеологичны и формируются скорее на основе подходов к распределению ресурсов, когда государство живёт своей жизнью, а общество — своей. Но в ситуации кризисов эта модель может дать сбой.

Директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов, в свою очередь, отнёсся к докладу скептически. В частности, он отметил в беседе с NEWS.ru, что ему не до конца ясен принцип выделения этих пяти парадигм, поскольку инфраструктурные монополии сильно пересекаются с госкорпорациями, равно как и олигархи из девяностых.

Минченко имеет право на свою позицию, на своё описание структуры российских элит и встраивание их ротации в общие глобальные мировые тренды.

Григорий Добромелов

директор Института прикладных политических исследований

Собственно, отсутствие единой точки зрения у экспертов тоже определённым образом характеризует российскую политическую верхушку: она живёт в отрыве от общества, по каким-то своим законам, и принципы, по которым в высоких кабинетах принимаются решения, непрозрачны.

Над материалом также работал Сергей Изотов.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен