Украинские политики и дипломаты, похоже, всерьёз озабочены тем, что будущая зима для них будет холодной. И доля смысла в как правило безрассудных заявлениях, доносящихся из Киева, на этот раз имеется. Прежний договор с Москвой заканчивается в этом году, а прогресса по достижению нового не видно.


Зато слышны популистские высказывания киевской знати. На этот раз глава МИД Украины Павел Климкин заявил, что Москва попробует развернуть очередную «газовую войну», перекрывая вентиль. Что же, очередная провокация Киева стала прекрасной попыткой спрятать за политикой тень неразрешенных экономических проблем, копившихся в стране годами. Например, 17 марта стало известно, что Международный валютный фонд заблокировал перевод второго финансового транша в размере 500 млн евро, который на Украине так сильно ждали в текущем месяце.

От перемены мест слагаемых

Экономист Дмитрий Орешкин в беседе с News.ru назвал слова Климкина обыкновенными эпитетами, ведь одну и ту же историю можно назвать как конфликтом, так и бизнес-трудностями договорного характера, а можно и войной.

Суть в том, что РФ, естественно, хочет объехать Украину, лишив её транзитных отчислений, поэтому и строятся проекты в обход этой страны — «Северный поток — 2», «Турецкий поток». Можно это назвать «газовой войной», можно назвать политическими играми в стремлении наступить Украине на её любимую больную мозоль, — сказал Орешкин.

И действительно. Цена вопроса в несколько миллиардов долларов важна для украинского бюджета, а в Москве хотят усложнить нынешним украинским властям жизнь. Ничего нового в этом нет, все эти игры с газовым краном длятся на протяжении последних десяти лет.

По мнению экономиста, если ситуация и нагнетается Киевом сейчас, то только в связи с предстоящими президентскими выборами — надо в срочном порядке мобилизовать избирателя. А что касается диалога, то он идёт, и он весьма понятный — «Нафтогаз» подал иск в Стокгольмский арбитраж, который приговорил «Газпром» к выплате $2,5 млрд. Это и есть диалог. 

Sergei Chuzavkov/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Россия же отказывается платить данную компенсацию, а взамен пытается наказать Украину, лишив её сливок с газового транзита. В меру своих довольно ограниченных сил Киев упрашивает Германию и страны Северной Европы, чтобы те не дали построить новый «Северный поток».

На это же давит и президент США Дональд Трамп, так как ему выгодно, чтобы Европа получала СПГ из Штатов, а не газ по трубопроводу из России. Собственно, это и есть, в некотором смысле, «диалог».

Когда Меркель говорит о том, что мы за «Северный поток — 2», то она не хочет садиться на американскую газовую иглу, ей надо диверсифицировать поставки, в том числе из России и Норвегии, для уверенного экономического роста и для конкуренции. Её логика понятна. Но она говорит, что мы хотим «Северный поток — 2», но с тем, чтобы часть транзита через Украину сохранилась, — считает Орешкин.

То есть, по сути, немцы ищут компромисс, но со стороны Москвы есть некоторое ужесточение позиции — Украине отдавать ничего не хочется. В этой связи в Незалежной это воспринимают уже не как диалог, а как давление. И вот именно о нём и твердит как пономарь украинский министр иностранных дел. Климкину хочется эту историю актуализировать, чтобы поддержать на выборах растерявшего рейтинг и доверие населения Петра Порошенко, показать, что восточный партнёр пытается задушить украинцев, и, чтобы ему это не позволить, надо выбрать именно Порошенко.

Со своей стороны, директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин подчеркнул важность того, что подразумевается под «газовой войной».

Россия намерена кардинально пересмотреть условия договора 2009 года. Это совершенно точно. Но условия пересмотра лежат в пакете с будущим «Северного потока — 2», поэтому говорить, будет ли это сценарий жёсткого противостояния или обычных кулуарных договорённостей, пока рано, поскольку до конца не ясны сделочные позиции Москвы и какой статус и будущее в Европе у «Северного потока — 2», — отметил Салин.

Ясно, что новому российскому газопроводу быть, но сколько голубого топлива можно будет закачать в трубу — вопрос пока открытый, вокруг которого ведутся игры. Когда по этому вопросу будет решение, тогда будут итоги и по газовому вопросу с Украиной.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен