Сергей Глазьев, который отныне переходит в Евразийскую экономическую комиссию на пост министра интеграции и макроэкономики, с 2012 года числился советником президента по экономике. Его назначение, равно как и возвращение в политику его коллеги по партии «Родина» Дмитрия Рогозина, тогда связали с известными событиями на Болотной площади в Москве. Считалось, что перед лицом всё более активных выступлений праволиберальных активистов в Кремле решили опереться на ряд деятелей, которых традиционно относили к патриотическим силам.


Однако вряд ли на своём громком, но мало что значащем посту Глазьев чем-то запомнился. Во всяком случае, неизвестно, чтобы хотя бы одна из его инициатив была по-настоящему востребована в правительстве. Впрочем, даже помощник президента по экономике Белоусов также испытывает немалые трудности в общении с нынешним либеральным экономическим блоком кабинета Медведева. Недаром президент совсем недавно довольно шутливо вспомнил о своём советнике. Отвечая на вопрос об экономистах 90-х, Владимир Путин отметил, что, дескать, из той плеяды в строю остался один Алексей Кудрин, да и то он сближается с позицией Глазьева.

Между тем ещё в 90-х Кудрин и Глазьев были фактическими антиподами. Сергей Глазьев регулярно выступал против откровенно монетаристской политики Гайдара — Чубайса. Был сторонником государственного регулирования, стимулирования, прежде всего, реального сектора экономки за счёт доступных кредитов. И не воспринимал курс на механическое наращивание валютных резервов, превращавшихся в омертвелый капитал и фактически стимулирующих промышленный сектор Запада. Многие его идеи, типа фиксации курса рубля или дефицитного бюджета, подвергались мощной критике. Причём противники Глазьева не чурались даже обвинять его в двоежёнстве.

Дмитрий Козак и Сергей Глазьев Дмитрий Козак и Сергей Глазьев Антон Новодережкин/фотохост-агентство ТАСС

Политика — дело грязное. А Глазьев не только успел посидеть в министерских креслах, но был депутатом Госдумы нескольких созывов. Причём от разных партий — от Демпартии, партии «Родина» и даже КПРФ, хотя формально в ряды зюгановцев не входил. Надо сказать, что именем и имиджем Глазьева воспользовались политтехнологи, создававшие патриотическую партию «Родина», которая должна была отнять голоса части коммунистического ядерного электората. Но когда партия проявила чрезмерную самостоятельность, её вместе с лидером «притушили» под предлогом проявившихся националистических тенденций. При этом официальным обвинителем как всегда выступил Жириновский, который в новой партии почувствовал угрозу и для позиций своего партийного детища.

Но вот теперь Глазьева возвращают в сферу, в которой он уже работал в последние нулевые годы, с 2008-го. Сначала в качестве генсека ЕврАзЭс, а потом и на посту ответственного секретаря Таможенного союза. Ныне он фактически присоединяется к Михаилу Бабичу, который также занимается интеграцией на просторах Евразийского сообщества. И в некотором смысле дублирует и Суркова с его украинской политикой. Видимо, после нескольких лет почётного простоя и теоритизирования для Сергея Глазьева нашли реальную функцию, значение которой может сильно возрасти. Ведь даже один из вариантов транзита открыто связывают с углублением интеграции России и Белоруссии вплоть до образования реального союзного государства.