В четверг, 1 августа, гендиректор Роскосмоса Дмитрий Рогозин доложил президенту РФ Владимиру Путину о предстоящем в России очень важном пуске. А заодно использовал встречу для того, чтобы козырнуть перед главой государства «существенным показателем». Впрочем, пока Рогозин рассуждал о космических высотах, Путина интересовали дела куда более земные.


— Землёй не будете торговать? — спросил у главы Роскосмоса президент.
— Ни в коем случае, — отчеканил Рогозин.
— Надеюсь, — коротко ответил Путин, но сколько одним этим словом было сказано.

В том, что Роскосмос сильно болен, стало всем известно уже достаточно давно. И скрыть это было практически невозможно. Просто когда ракеты не летят в космос, а падают (причём всё более регулярно), докладывать об успехах никак не получится. И хотя успехи, конечно же, тоже были, их явно не хватало для того, чтобы парировать всю критику в адрес руководства Роскосмоса.

На спасение стратегической отрасли, которой многие десятилетия Россия гордилась, отправили кризисного менеджера Дмитрия Рогозина. Говорить о том, что все проблемы он тут же решил, безусловно, нельзя. Слишком уж трудное наследство ему досталось. Тем не менее в четверг на встрече с Путиным Рогозину было чем блеснуть.

— У нас в августе очень важный пуск, Владимир Владимирович. Хотел бы вам показать одну работу, — предложил Рогозин.
— Давайте, — был опять краток Путин.

Это антропоморфный робот. Мы его отправляем в качестве помощника экипажу. Работа сделана по заказу Фонда перспективных исследований, велась ещё с 2012 года... Впервые в мире мы запускаем 22 августа эту машину, называется «космический робот», у него сокращённое название «Фёдор», — это расшифровывается, это аббревиатура (FEDOR — Final Experimental Demonstration Object Research), — продолжал свой доклад Рогозин.

В действительности тут американцы нас в очередной раз опередили. Дело в том, что NASA и General Motors был разработан человекоподобный робот «Робонавт-2». Его доставили на МКС ещё в 2011 году. Спустя три года ему отдельно подвезли ноги. Но в связи с техническими проблемами этот робот не используется. Так что у Роскосмоса есть шанс обскакать NASA. Всё будет зависеть от работоспособности «Фёдора».

А пока Рогозин продолжил докладывать об иных, менее космических «подвигах» его подчинённых.

Позвольте два слова по поводу экономических показателей работы государственной корпорации. В этом году мы планируем существенно нарастить консолидированную выручку — 444 миллиарда рублей по сравнению с 352 миллиардами рублей прошлого года, — слов было сказано больше двух, но глава Роскосмоса явно гордился озвученными цифрами.

А вот президент, похоже, не увидел в словах Рогозина ничего выдающегося. Никаких рекордов — так ведь и было Роскосмосом запланировано. «Это план, да?» — уточнил спокойно Путин.

Это план, но мы идём к нему. То есть мы понимаем, что по контрактам мы выходим именно на эту цифру. В пять раз у нас увеличится чистая консолидированная прибыль. Она не такая большая, но по сравнению с тем, что её раньше вообще не было, то есть можно сказать, что это существенный показатель, — ответил Рогозин.

Так и осталось непонятно, как выход на плановые цифры вдруг стал «существенным показателем».

Генеральный директор государственной корпорации «Роскосмос» Дмитрий РогозинГенеральный директор государственной корпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозинkremlin.ru

Но вернёмся к продаже земли. Эта тема заинтересовала Путина явно не случайно. В настоящее время идёт активное обсуждение создания Национального космического центра на территории Центра им. М.В. Хруничева. Критики тут же предположили, что эта идея может обрасти «серыми схемами» по продаже очень дорогой московской земли. А новому Центру в итоге останутся крохи, на которых будут ютиться несколько новых корпусов.

Поэтому и последовал короткий, но чёткий вопрос. И ответ прозвучал не менее чёткий. То есть теперь, если вдруг в дальнейшем будут выявлены «земельные аферы» в рамках создания Национального космического центра, отвечать придётся именно Рогозину, который дал слово президенту.

Причём на одном данном слове глава Роскосмоса сегодня останавливаться не стал. Он пообещал и Центр им. М.В. Хруничева оздоровить раньше срока, и новый технопарк доработать буквально по последнему слову техники.

— Я сейчас вам покажу один из вариантов, на котором мы с Сергеем Семёновичем Собяниным решили остановиться, — сказал (словно фокусник) Рогозин.
— Поддерживаю, — ответил Путин, рассмотрев вариант.
— Хорошо, — воодушевился Рогозин. И всё же он решил продолжить развивать успех.

Это эскиз, который полностью вписывается в нашу проектную документацию на 250 тысяч квадратных метров. Мы соберём 20 тысяч наших работников... Реализация плана Национального космического центра нам позволяет выйти из плана финансового оздоровления где-то к 2024 году, то есть на четыре года раньше, чем мы попадали раньше. И конечно, сам технопарк позволит насытить эту площадку компаниями, которые так или иначе связаны с Роскосмосом... Хочу просто доложить, что мы идём по этому плану достаточно последовательно, — подытожил Рогозин.

Доложил-то «просто», а вот держать ответ, если в итоге не получится сдержать данные президенту слова, видимо, придётся «сложно».