Ясно, что политики уровня Владимира Путина не уходят со своих постов, они уходят в историю. И поэтому для действующего президента крайне важно, чтобы и после истечения его второго мандата страна оставалась управляемой и стабильной. Собственно, в таком свете транзит, которые многие сводят исключительно к перемещению Путина в Госсовет или в иную властную ипостась, выглядит процессом замены кадров, пусть и проверенных, и лояльных, на тех, кто удержит властный штурвал в переломный год.


Это не значит, что все принимаемые сейчас кадровые решения идеальны. Просто у президента останется ещё время кое-что исправить. Кое-что переиграть. Простой пример — срочная замена врио астраханского губернатора Морозова фактически, как говорят шахматисты, «на падающем флажке» накануне начала избирательной кампании на Бабушкина. И такой ход полностью себя оправдал. Губернаторы — это вообще особая кадровая статья. Фактически все те, кто приходит в регионах к власти сейчас и в последующие годы, должны будут обеспечить стабильность транзита в субъектах Федерации. Поэтому «слабые звенья» заменяются, как принято говорить, на молодых технократов. То есть деятелей, способных не просто решать местные проблемы, но и увязывать их решение со стратегическими интересами страны. Недаром большинство новых региональных лидеров имеют за спиной школы крупнейших министерств и госкорпораций.

Одновременно по звеньям же заменяется и силовая вертикаль. Нашумевшее на днях увольнение президентом тридцати видных силовиков только на первый взгляд выглядит сенсационно. Кто-то уходит на пенсию по возрасту, хотя ещё вчера некоторым многозвёздным генералам продлевали их полномочия специальными указами. Кто-то, приобретя важный опыт, как новый прокурор Москвы Попов, перемещается из Дагестана в столицу. А новый прокурор — это по сути новая силовая вертикаль. И не где-нибудь, а в столице, городе сложном и фрондирующем. И такие перемены запрограммированы и в Республике Крым, и в Следственном комитете России. Область таких перемен обширна.

Сергей ИвановСергей ИвановСергей Булкин/News.ru

Особый разговор — ближайшие соратники президента, люди проверенные и предельно лояльные. Тут, видимо, главный фактор отбора — возраст. Выбрана символическая почётная миссия для Сергея Иванова, в прошлом главы администрации президента, министра обороны. Отошёл от дел в РЖД Владимир Якунин. Распространяется информация и о возможном уходе главы Ростеха Сергее Чемезове. На его место сватают министра Минпромторга Дениса Мантурова.

И вот что интересно. В самом Минпромторге, как утверждают, прошла своеобразная «зачистка»: несколько глав департаментов отстранены, а кто-то попал под следствие. Словно действительно и важнейшее министерство готовят под нового хозяина. А на таком примере видно, что кадровая стратегическая перестройка проводится на всех этажах сразу. Причём многие её нюансы не заметны даже для наших вездесущих СМИ.

Тем более, что в самое ближайшее время в сферу кадровой перестройки будут вовлечены такие «киты», как ФСБ, где у директора могут появиться новые заместители, и в Минобороны. Тем более, что начальник Генштаба армии Валерий Герасимов достигает предельного возраста — 65 лет.

Так что, подготовка к условному переходному периоду приобретает всё более очевидные масштабы. В то время как большинство аналитиков продолжают гадать на ромашке исключительно о будущем самого Путина.

В этой связи весьма примечательным выглядел на днях визит Нурсултана Назарбаева в Москву. Многие полагали, что Кремль может последовать примеру казахстанского правителя при передаче высшей власти. Но уже циркулирует информация о том, что и сам Назарбаев не слишком доволен выбранной моделью. Не исключено, что оба лидера в Кремле имели желание спокойно обсудить все аспекты такого шага. Но, судя по действиям Владимира Путина, транзит для него — это многоуровневый и сложный процесс. И дело, конечно, не в замене лояльных деятелей на ещё более зависимых от президента. Речь идёт о максимально возможной эффективности. Ведь залог спокойного будущего Владимира Путина — это, прежде всего, страна, которая останется на марше.