28 октября министр здравоохранения Вероника Скворцова выступила в радиоэфире и затронула очень спорную тему: возможно ли появление в России эвтаназии. Вокруг этого явления нет единого мнения: кто-то говорит о гуманизме и возможности достойного ухода из жизни для неизлечимо больных, кто-то — об узаконенном убийстве и апеллирует к христианским ценностям. Министр здравоохранения свою точку зрения озвучивать не стала и сказала лишь, что в конечном итоге разбираться с эвтаназией должен наш многонациональный народ на референдуме.


Это очень сложный вопрос, касающийся главного права каждого человека на жизнь, и в странах это решается референдумом, поскольку разные преобладающие религии в разных государствах. Я не буду прогнозировать, как вопрос будет решаться конкретно в России. Само население должно решить, готово оно на это пойти или нет, — сказала она.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, как это часто бывает с такими неоднозначными темами, заявил, что в Кремле просто нет сформулированной позиции по данному вопросу, хотя верится в это, признаю, не очень сильно.

В Кремле нет никакой позиции по этой теме. Мне неизвестно о каких-то сформулированных рекомендациях, которые поступали бы от правительства на этот счёт. Здесь нет каких-либо сформулированных позиций, — сказал он.

При этом глава Центризбиркома Элла Памфилова вообще заявила, что вопрос эвтаназии на общенациональный референдум вынесен быть не может.

Элла Памфилова Элла Памфилова Сергей Булкин/News.ru

Таким образом, федеральные власти не хотят не только брать на себя ответственность за такое резонансное решение, но даже от возможной полемики стараются дистанцироваться, переводя стрелки на кого-нибудь другого. Однако, как известно, если просто закрыть на что-то глаза, оно само по себе не рассосётся.

Сейчас эвтаназия официально легализована в Швейцарии, Нидерландах, Бельгии, Люксембурге, в пяти американских штатах. Существует даже такое явление, как «суицидальный туризм», когда неизлечимо больные люди, желающие тихой смерти, едут в перечисленные страны в своё последнее путешествие. В России же, в соответствии с Федеральным законом № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», эвтаназия определяется как ускорение смерти пациента по его просьбе и квалифицируется Уголовным кодексом как убийство. При этом в российском обществе существует интересный парадокс: идею возвращения смертной казни, то есть насильственного узаконенного отъёма жизни, оно в большинстве своём поддерживает, а вот добровольное желание людей завершить свой земной путь порицает.

Но на деле, по большому счёту, можно сколько угодно взывать к морали и нравственности и цитировать священные книги, но от этого не станет меньше людей, уставших бороться с болезнью и болью. Вероника Скворцова сообщила, что сейчас ситуация с доступом к опиоидным анальгетикам сильно упростилась за последние пять лет и справиться с физической болью легче, однако желающих провести свой последний час не с затуманенным от сильнодействующих обезболивающих сознанием, а с ясной головой в кругу близких с годами будет только больше.

Так или иначе, человек, который полон решимости бороться за свою жизнь, будет это делать, а тот, у кого осталось лишь желание умереть, найдёт способ его реализовать самостоятельно, с помощью близких или заплатив тем из врачей, кто отличается большей, по сравнению с коллегами, моральной гибкостью. Так нужно ли создавать ему на пути дополнительные препятствия?

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен