Не успели умолкнуть комментарии по поводу визита Владимира Путина во Францию, как российского президента ждут в Хельсинки. Формальный предлог для очередного приезда хозяина Кремля к соседям, которых президент неоднократно посещал ещё в качестве чиновника Смольного, — председательствование Страны тысячи озёр в Совете Европы. Иными словами, Россия стремится ковать железо, пока горячо, успешно развивая наметившиеся прорывы в отношениях с очень неоднородной Европой. И предпочитает развивать пока двусторонние связи, чем пытаться обрести общий язык сразу со всем разноголосым европейским хором.


Парадокс ситуации заключается, однако, в том, что все успешные визиты с многообещающими посылами происходят пока на фоне неотменяемых антироссийских санкций. Притом, что все наши западные партнёры, соблюдая общую атлантическую дисциплину, изыскивают лазейки для возможного обхода ими же нагромождённых препон. Вот и Финляндия, по имеющейся информации, не прочь заняться совместным освоением нашей Арктики и геологоразведкой в регионе. Но не этот аспект сотрудничества станет сердцевиной переговоров.

Исторически нейтральная Финляндия для нас не только удобный западный партнёр, серьёзно на Россию завязанный и экономический, но и оптимальная посредническая площадка для контактов иного уровня. Достаточно вспомнить прошлогоднюю встречу на земле Суоми Путина и Трампа. И таких прецедентов уже немало за несколько последних десятилетий.

Сергей Булкин/News.ru

Вот и на этот раз Владимир Путин прибывает в страну, где только что побывал министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф, который был принят и президентом Саули Ниинистё. Иными словами, иранская проблема, которая так волнует в последние недели Европу, будет обсуждена президентами, что называется, на горячем материале. А Финляндия, политический вес которой растёт, станет обладательницей информации по этому вопросу сразу из двух первоисточников. Собственно, это станет лишним доказательством преимуществ внеблоковой позиции Суоми, несмотря на упорно инспирируемые в стране пронатовские настроения.

Между тем нейтральная Финляндия полностью соответствует глобальным российским интересам, что ещё раз, без сомнения, подчеркнёт и нынешний визит Путина. Надо сказать, что в последние годы у нас сделано немало жестов, которые должны были оценить в Хельсинки. Не все, правда, были удачными. В частности, протест общественности вызвало установление в Санкт-Петербурге памятной доски в честь Карла Маннергейма. Но юбилеи снятия блокады были проведены так, чтобы не педалировать участие в её организации войск соседей.

Между тем буквально в последние недели стало известно, что финские представительства в России усложнили процедуру предоставления виз российским гражданам. В конце концов, выяснилось, что речь идёт о некоторых дополнительных формальностях. Но резонанс вышел громкий. Иными словами, при всех традиционно добрых российско-финских отношениях и они нуждаются в постоянной перезагрузке и благожелательной корректировке. Так что двум президентам будет что обсудить в стенах президентского дворца, так напоминающего его питерских архитектурных собратьев.