Пример Александра Логинова, выигравшего чемпионат мира по биатлону и подвергнутого публичной травле, показывает, что никто не забыт и ничто не забыто. Иностранная пресса и журналисты будут бить по больному месту столько, сколько считают нужным, и никто им в этом не может помешать. У них же свобода слова. Можно только представить, каких масштабов достигнет эта вакханалия, если CAS оставит решение Всемирного антидопингового агентства (WADA) о несоответствии Российского антидопингового агентства (РУСАДА) антидопинговому законодательству вместе со всеми антироссийскими санкциями. Уже сейчас понятно, что ни блестящие результаты, ни многочисленные отрицательные допинг-тесты, ни молчание в духе «собака лает, а караван идёт» ситуацию не изменят. Так что же делать?


Признать и покаяться

Не самый приятный и привычный для россиян путь, но он хотя бы поможет добиться какого-то понимания у коллег. Проблема Александра Логинова в том, что он никак не объяснил попадание эритропоэтина в его организм, а ведь это вещество не съешь с губной помадой, не получишь через поцелуй от незнакомки или попробовав непроверенную биодобавку. Речь идёт об инъекциях. И если Александр не знал, что ему кололи ЭПО, он мог бы как есть объяснить ситуацию, но беда в том, что тогда придётся назвать виновных, а в нынешней российской действительности это будет равносильно выстрелу себе в ногу.

Но можно поступить тоньше. К примеру, биатлонист Дмитрий Ярошенко в 2009 году тоже не раскрыл всех карт относительно попадания допинга в его организм, но он публично извинился перед всей биатлонной семьёй, а затем вместе с Андреем Прокуниным написал брошюру о допинге для детей и провёл серию семинаров для юных спортсменов. По этому пути очищения он советует пойти и Логинову.

 Дмитрий Ярошенко Дмитрий Ярошенко Дмитрий Ярошенко/Facebook

Понятно, что Александру нужно в первую очередь извиниться перед спортсменами. Мы понимаем, что сама ситуация неоднозначная, и мы только спустя десятилетия узнаем, в чём было на самом деле дело. Но для начала нужно хотя бы извиниться, — рассказал в одном из интервью Ярошенко.

Лучшая защита — это нападение

На войне все средства хороши. Отрицать тот факт, что помимо объективной допинговой проблемы, словно раковые метастазы пронизавшей весь смертельно больной организм российского спорта, в атаках на Россию есть политическая направленность, глупо. Допингистов из других стран такой травле не подвергают, даже если это «рецидивист» Джастин Гэтлин, который спокойно выигрывает медали на легкоатлетических чемпионатах, куда одна из лучших легкоатлеток современности Мария Ласицкене может попасть только через унизительную систему индивидуального допуска. При этом её могут легко не пригласить на любой из стартов и не включить в номинацию на заслуженные награды.

Россияне крайне редко прибегают к подобным «ответочкам» и даже стесняются открыто осуждать допингистов из других стран и говорить о том, как им противно стоять с ними на пьедестале. Представьте, что лыжница Наталья Непряева после второго места на «Тур де Ски» громогласно называет себя лучшей «чистой» лыжницей мира, потому что победительница Терезе Йохауг была дисквалифицирована за употребление стероида, а российские лыжники и биатлонисты после каждого старта повторяют, что не доверяют своим немецким коллегам из-за раскрытой в Эрфурте подпольной допинговой лаборатории. Если вас бьют, а вы не отвечаете, будут бить ещё сильнее. Это правило работает не только на улице, но и в спорте. Впрочем, президент Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе периодически напрягает норвежских коллег педалированием темы терапевтических исключений на препараты против астмы.

Наталья НепряеваНаталья НепряеваCarl Sandin/Keystone Press Agency/Global Look Press

Мы лучшие среди здоровых, и это тоже приятно. Считаю, что это уже на самом деле безобразие, практически у всех спортсменов есть терапевтические исключения на очень серьёзные препараты. Не буду стесняться, уже это говорила: это легализованный допинг, — говорила Вяльбе в конце прошлого сезона в интервью РИА Новости.

До встречи в суде

Конечно, степень давления на спортсменов напрямую зависит от положения всероссийской федерации этого вида спорта на международной арене. Вот вы можете представить, что при живом Михаиле Мамиашвили кто-то бы посмел публично атаковать российских борцов. Авторитет главы Федерации спортивной борьбы России столь велик, что даже после недавнего случая с Билялом Маховым не было ни одного критического выпада в адрес России.

Глава Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе тоже часто получает упрёки за былые допинговые проблемы, но в отличие от президента Союза биатлонистов России (СБР) Владимира Драчёва свою жёсткую позицию постоянно доносит до международного сообщества и жёстко отстаивает интересы России. Так, в декабре после объявления решения WADA  она заставила извиниться президента Лыжной федерации Норвегии Эрика Рёсте за призыв отстранить россиян от всех соревнований. Кроме того, она постоянно продолжает давление на норвежских лыжников, использующих противоастматические препараты и получающие за счёт этого преимущество.

Но главное в этом не переборщить и не погрузиться в голословные обвинения, как в своих недавних выступлениях Анфиса Резцова и Дмитрий Васильев. Резцовой Мартен Фуркад уже пригрозил судом и также стоит поступать россиянам, которых необоснованно обвиняют в употреблении допинга. Тот же Логинов может обратиться в суд за любой намёк на то, что он в настоящее время употребляет запрещённые препараты. Два-три таких иска с целью заставить оппонентов ответить за слова и выплатить пусть и символическую компенсацию способны прекратить нападки.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен