Западные санкции при ориентации отечественного машиностроения на импорт объективно сказываются на выполнении амбициозных оборонных программ. Госпрограммы вооружений традиционно не исполняются, новая ГПВ на 2018−2027 годы предполагает закупки новейшей техники, включая танки «Армата», истребители Су-57, стратегические комплексы РС-26 «Рубеж», РС-28 «Сармат», железнодорожные «Баргузин». Военно-политическое руководство обещает найти баланс между оснащением ВС новой техникой и финансированием НИОКР, необходимых для создания задела в области проектирования вооружений. На этом фоне анонсирование достаточно спорных проектов вызывает закономерные вопросы. Особенно когда известно, что многолетние попытки проектировщиков вызвать интерес к этим разработкам не находили отклика у военных.


Экраноплан «Орлан»Минобороны РФ

Экраноплан «Орлан»

В Государственной программе вооружения 2018−2027 годов есть опытно-конструкторская работа «Орлан», которая предусматривает строительство экраноплана, рассказал на этой неделе вице-премьер РФ Юрий Борисов. Опытный образец будет нести ракетное вооружение и использоваться для охраны Северного морского пути, где инфраструктура слабо развита, добавил Борисов, ранее (2012−2018) занимавший пост заместителя министра обороны. Новый экраноплан также может быть патрульным средством для спасения экипажей кораблей, заметил чиновник.

Экраноплан, или судно на динамической воздушной подушке — высокоскоростной аппарат, летящий на высоте до нескольких метров от поверхности воды, земли, снега или льда (в пределах аэродинамического экрана). Представляет собой своеобразный гибрид самолёта и водного судна — при равных массе и скорости площадь крыла экраноплана намного меньше, чем у самолёта, а по международной классификации он относится к морским судам. Скоростной полёт на высоте всего несколько метров крайне трудно заметить радарам кораблей противника, поэтому советские флотоводцы проявили интерес к технологии, разработанной в конце 50-х годов академиком Ростиславом Алексеевым.

В 1966 году к испытаниям приступил гигантский экспериментальный экраноплан КМ («корабль-макет»), более известный за рубежом как «Каспийский монстр». Он имел длину около 100 м, взлётный вес до 540 тонн и скорость — до 500 км/ч. До появления самолёта Ан-225 «Мрия» КМ считался самым тяжёлым летательным аппаратом в мире. Вслед за ним появились десантно-транспортный экранолёт А-90 «Орлёнок» вместимостью до 150 человек и «гроза авианосцев» — ракетоносец «Лунь», вооружённый противокорабельными крылатыми ракетами «Москит».

Экраноплан «ЛУНЬ -А95»youtube.com

Экраноплан «ЛУНЬ -А95»

Всего было построено пять «Орлят» и один «Лунь», однако их эксплуатация, несмотря на принятый на вооружение «Орлёнок», по сути, так и не вышла за рамки эксперимента. В конце 1990-х технологией заинтересовались в США: американцы обратились к российскому военному руководству, которое позволило за 200 тысяч долларов детально отснять на фото и видео «Орлёнок» на базе в Каспийске. Однако американский проект также не получил развития, хотя корпорация Boeing предлагала концепцию военного экранолёта Pelican для оперативной переброски войск и бронетехники.

Последние годы в России на выставках неизменно присутствовали проекты экранопланов прибрежной и даже океанской зоны со взлётной массой около 500 тонн. Однако частные и государственные структуры, несмотря на заявления, интерес к ним не проявляли. В силу конструкции экранопланы уязвимы и сложны в эксплуатации. К тому же, большой расход топлива резко уменьшает радиус оперативного действия.

Интерес советского ВМФ к экранопланам объяснялся концепцией их возможного применения — быстрым выдвижением для атаки относительно медленных авианосцев противника. Однако в последнее время гордость российских ВС составляет ракетное вооружение, в том числе опробованное в Сирии. Ракеты имеют большой радиус действия и высокую скорость полёта, поэтому не ясно, зачем при дефиците новых надводных кораблей во флоте вдруг понадобились экранопланы, которые обязательно должны быть «привязаны» к базе. Дезинформация, лоббизм или всё-таки здравый смысл?