USD  66.8932 EUR  76.0576
GOLD1,184 $   Bitcoin6,511.66 $
МОСКВА23°C23:53
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

За такой стеной не спрячешься

Артём Геодакян/ТАСС

общество [ версия для печати ]
В понедельник на проспекте Сахарова будет открыт монумент, который породит ещё немало споров

«Стена скорби» — памятник жертвам политических репрессий работы скульптора Георгия Франгуляна — представляет из себя гигантский двусторонний бронзовый барельеф, состоящий из схематичных силуэтов людских фигур.

Собственно, история конкретно этого памятника насчитывает два с половиной года: двенадцать месяцев длился открытый конкурс, ещё полтора года заняла отливка, шлифовка, установка сложной двусторонней конструкции. Но мы прекрасно понимаем, что его история уходит корнями ещё в восьмидесятые, когда, собственно, обсуждение самого вопроса о возможности такого увековечивания «безвинно севших» покинуло кухни, чтобы стать темой журнальных публикаций.

Да, в самом начале девяностых появился в сквере перед Политехническим музеем Соловецкий камень, против которого почти сразу же некие вандалы совершили показательную провокацию: развели под гранитным монолитом костерок и откололи часть. Традиционно именно 30 октября перед таким скромным символом «северных краёв» зачитывались имена репрессированных в знак памяти. Обсуждалась идея установки мемориала репрессированных на месте статуи Железного Феликса, но эта доминирующая точка городского пейзажа по-прежнему свободна.

Сергей Фадеичев/ТАСС

Был, конечно, знаменитый колымский памятник Эрнста Неизвестного с черепами, слезами, скользящими по гигантскому скорбному лику. Но понятно: установка такого тематического памятника в столице — это символ вдвойне.

А потому, когда заместитель мэра столицы Леонид Печатников говорит, что «у памятника были противники, были запросы в прокуратуру от людей, которые спрашивали: законно ли тратить такие деньги», понимаешь, что идеологическая борьба вокруг «Стены скорби» открытием не закончится. И дело, естественно, не в трёхстах потраченных миллионах.

«Мы часто слышим вопрос: а как нынешняя власть относится к тому, что пережила страна с 1934 года до смерти Сталина? Этот памятник — ответ», — подвёл итог Печатников. Правда, если вспомнить Александра Солженицына, то самые массовые репрессии происходили скорее в конце двадцатых, когда миллионы раскулаченных крестьян в товарных вагонах были отправлены зачастую на голодную смерть в Сибирь и за Полярный круг. Но каждый увидит в памятнике что-то своё. И это вполне естественно.

А по словам главы СПЧ при президенте РФ Михаила Федотова, памятник будет открыт как часть Концепции государственной политики по увековечиванию памяти о политических репрессиях.


Жест президента

На открытии памятника ждут президента. Для Владимира Путина, президента всех россиян, входящего в предвыборный цикл, это, конечно, поступок. Но, видимо, необходимо лишний раз дать отповедь тем, кто приписывает Путину особую любовь к Сталину. И чуть ли не желание ему подражать.

Очевидно, что в стране, в которой до сих пор идут дебаты не столько вокруг будущего, сколько вокруг оценок прошлого, появление президента на проспекте Сахарова далеко не всем в стране придётся по вкусу. Но государство чётко формулирует своё отношение к сложнейшему периоду своей истории, отдавая в то же время дань и реальным достижениям того времени.

Есть ещё один нюанс появления президента на Сахарова. Достаточно давно, анализируя возможную дату официального вступления Путина в президентскую кампанию, некоторые наблюдатели как раз выделяли церемонию открытия «Стены скорби» как очень выигрышный момент для такого объявления.

Не знаю, видимо, такого заявления мы не услышим, но многое, что будет сказано, снимет некоторую двусмысленность в отношении родной истории.


самое читаемое
Другие новости
Top