На длящиеся четвёртый день бурные протесты вокруг строительства храма Святой Екатерины в Екатеринбурге уже обратили внимание на самом высоком уровне. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков призвал стороны к компромиссу, отметив в то же время, что там есть поле для работы правоохранительных органов. К решающему компромиссу воззвал и глава Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов.


С точки зрения здравого смысла, компромисс на Урале сейчас нужен всем. Вряд ли в Кремле могут долго спокойно взирать на столкновения сторонников и противников храма, в которые всё плотнее втягивается и полиция. Об этих столкновениях уже пишет западная пресса, что гарантирует России негативный резонанс. К тому же затяжные протесты могут послужить дополнительным заразительным промером для активистов в других областях страны, где есть свои проблематичные стройки и свалки. А осенью, как мы помним, широкие выборы в разных губерниях. А потому градус общественного возмущения может сильно повыситься.

Не нужен такой затяжной очаг возмущения и губернатору Евгению Кувайшеву. Любителей сообщить наверх, что глава региона не контролирует ситуацию, всегда хватает. Тем более что ходили реальные слухи о возможном продолжении его карьеры в столице. А тут такой афронт. Да и реальные политические соперники всегда готовы сыграть на слабости власти. Кувайшеву уже приписали и растерянность, и негибкость. Очевидно, что компромисс необходим и меценатам, главам крупнейших местных металлургических компаний, скинувшихся на воссоздание главного храма уральской столицы, поскольку и у них есть реальные конкуренты, которые вполне могут найти сейчас предлог для информационной атаки. Принято считать, что нынешняя российская власть никогда не прогибается под уличный протест, который она считает незаконным. Не показывает своей слабости перед лицом давления. Но вот из Архангельской области, где у станции Шиес планируется создать образцовую свалку для столичных отходов, приходит информация о том, что московские и местные власти, во всяком случае на словах, уже стремятся снизить градус недовольства. Заговорили о дополнительных исследованиях возможных последствий развёртывания свалки для местной экологии. Или, например, в Красноярске, где тамошний мэр объявил об отказе предоставить городской сквер для строительства церкви. Не исключено, что ситуация в Екатеринбурге в значительной степени и повлияла на его решение.

vk.com/te_ekb

Ну, в конце концов, кто не помнит волну протестов в Санкт-Петербурге, когда ребром встал вопрос о передаче Исаакия под юрисдикцию РПЦ. Многие и до сих пор полагают, что те массовые акции послужили дополнительным стимулом для поиска срочной замены губернатору Георгию Полтавченко. Его преемник, Александр Беглов, вопрос судьбы храма отложил в долгий ящик, несмотря на то, что на него давили со стороны верхушки городского парламента, в которой преобладали сторонники передачи. Однако церковь свои претензии на собор пока сняла.

Словом, несмотря на считающееся немалым недоверие, которое у нас, дескать, разделяет власть и общество, взаимное движение навстречу друг другу не просто желательно, но и вполне возможно. Другое дело, что для танго нужны двое. И вот власти уральской столицы обещают не рубить, а выкопать деревья, которые могут пострадать от стройки, и пересадить их в другое место. А вот чем ответят протестующие, у которых, как мы помним, нет ни ясной организационной структуры, ни явных лидеров?

Могут ли они проявить себя не как стихия, а как вполне конструктивная сила? Вот в чём вопрос. А требования общегородского референдума по проблеме отдельно взятой стройки пока выглядят непродуманными до конца. Референдум — это и процедура, и немалые средства из городского бюджета. Но диалог в Екатеринбурге необходим, как и летнее тепло.