В последнее время с новой силой разгорелась дискуссия на тему школьных учебников. Сколько и каких учебников нужно издавать для детей, чтобы они получали знания, адекватные современным вызовам, и могли успешно сдавать ЕГЭ. Своего рода символами этой дискуссии, больше напоминающей бои местного значения, стали глава Минобрнауки РФ Ольга Васильева и лидер издательского бизнеса, совладелец холдинга «Эксмо-АСТ» Олег Новиков.


Качество школьных учебников значительно повысится, если их количество сократится до минимума, а содержание будет жёстко привязано к ФГОС (Федеральным государственным образовательным стандартам) и учебным программам. Такой вывод на днях сделали участники слушаний в Госдуме.

Такой же точно позиции придерживается министр образования и науки России Ольга Васильева. Она неоднократно выступала за унификацию школьных учебников и критиковала некачественную, по её мнению, учебную литературу. 

Васильева не скрывает, что её идеалом является русская/советская система начального и среднего образования, к лучшим традициям которой она хочет вернуть современную отечественную школу.

Министр образования и науки России Ольга ВасильеваАГН «Москва»/Михаил Терещенко

Министр образования и науки России Ольга Васильева

В самом деле, достоинства советского образования признают даже зарубежные эксперты. В те времена детвора огромной страны — от Курил до Калининграда — училась по одним и тем же учебникам. А учителя придерживались определённых образовательных канонов. Ну и что? Кому от этого было худо? Получив аттестаты о среднем образовании, юноши и девушки СССР массово поступали в вузы, а потом совершали прорывы в промышленности, науке, запускали космические ракеты. Отсутствие десятков учебных пособий по одним и тем же предметам им нисколько не мешало.

Сегодня в перечне школьных учебников 1377 наименований книг! Разве можно обеспечить надлежащее качество всей этой прорвы? Может, не так уж неправ был Ленин, призывавший: «Лучше меньше, да лучше»?

Действительно, зачем погружать несчастных школяров в океан трактовок, нередко противоречащих друг другу, во внутренний мир закомплексованных, а то и попросту невменяемых «дядь» и «тёть»? На парламентских слушаниях приводились примеры подобного «творчества».

К примеру, в школу попал учебник обществознания, содержащий такой перл: «Люди с психическими отклонениями не способны к учёбе, труду и вообще не являются личностями». Или вот: «Девушка, пусть ей ещё совсем немного лет, уже догадывается, что настоящая женщина симпатична, элегантна, с упругой спортивной походкой, уверенным победительным взглядом»... После окрика из министерства издательство отозвало книгу из магазинов, но в некоторых школах она, тем не менее, осталась.

Чему могут научить подобные «отрыжки ума»? Есть ли он вообще у сочинителей подобной ахинеи? Что плохого в стремлении Васильевой упорядочить образовательный процесс, придать ему хоть какой-то смысл, избавив детей от сомнительных, а то и откровенно вредных измышлений?

ТАСС/Артём Геодакян

Такое впечатление, что учебные пособия для школы стали разменной монетой в чьих-то непонятных играх. Создаётся ощущение, что перед тем как они окажутся в типографии и на прилавке, их вообще никто не читает. Хотя, нет, вроде бы читают. Как пояснил заместитель министра образования и науки Павел Зенькович, школьные учебники проходят четыре типа экспертизы: научную, историко-культурную, педагогическую, общественную. И лишь после этого включаются в федеральный перечень учебников. Тем не менее ко многим учебникам полно претензий: плохо написаны, содержат чересчур мало заданий базового уровня, иногда же, наоборот, их явный перебор, встречаются понятия, которых бедолага-школяр не сыщет даже в словарях.

В Минобрнауки уверены: чтобы повысить качество учебников, для начала следует строже подходить к экспертизе, оплачивая её за счёт государства. Сегодня так называемые независимые эксперты получают гонорары от заказчиков — издательств или даже от авторов. На какую объективность в таких случаях может претендовать «экспертиза»?

Подобная постановка вопроса очень не нравится тем, кто предпочитает сохранить статус-кво, продолжая ловить рыбку в мутной воде.

Васильеву сотоварищи не первый раз уже обвиняют в стремлении искоренить «персонализацию образования», монополизировать рынок учебников, оболванить подрастающее поколение, навязав ему примитивное, выхолощенное представление о мире.

Нынче к этим обвинениям добавились и другие, более изощрённые. Васильеву заподозрили в лоббировании интересов крупнейшего игрока на рынке учебной литературы — АО «Издательство «Просвещение». Дескать, его владельцы намереваются прибрать высокодоходный рынок к рукам, а министр им в этом усиленно способствует.

Напомним, государственное издательство «Просвещение» несколько лет назад было приватизировано и с тех пор принадлежит группе физлиц. По словам источника РБК, работающего в системе госзаказов, 25% издательства принадлежит миллиардеру Аркадию Ротенбергу.

Оппоненты Васильевой выяснили, что группой разработчиков новых ФГОС руководил профессор Сергей Зинин из Федерального института педагогических измерений (ФИПИ). Работу курировала и оплачивала заведующая редакцией русского языка и литературы АО «Издательство «Просвещение» Людмила Клевцова. Одновременно с разработкой новых ФГОС коллектив авторов разрабатывал учебник по литературе для АО «Издательство «Просвещение». Тот самый, единственный, массовый предмет мечтаний Васильевой.

Если представить себе, что в нападках на Васильеву за её «лоббизм» есть доля правды, тогда легко заподозрить, что критики министра льют воду на мельницу другого крупного игрока — совладельца компании «Эксмо-АСТ» Олега Новикова.

Участники рынка, в особенности те, кто нацелен на просветительство, относятся к Новикову с опаской. «Новиков создал безликую машину по производству книг, которая в самое ближайшее время может погубить всю культуру книгоиздания», — предостерегает совладелец книжного магазина «Фаланстер» Борис Куприянов. «Прямо скажем, это не Иван Сытин, — добавляет он. — Это не просветитель, а просто успешный бизнесмен». Новикова, впрочем, подобные отзывы не огорчают. «Да, не просветитель, это слишком громкое слово, я его на себя и не примеряю, — признаётся Новиков в интервью изданию «Деньги». — Зато книжный бизнес для меня — это и бизнес, и хобби. Любимое дело, другими словами».

Для Новикова главное — чтобы продавалось, приносило прибыль. Нормальное стремление любого бизнесмена. Что именно издавать — для него дело десятое.

Генеральный директор «Эксмо-АСТ» Олег НовиковАГН «Москва»/Андрей Любимов

Генеральный директор «Эксмо-АСТ» Олег Новиков

«Авторы некоторых учебников как будто нарочно издеваются над школьниками. Читаешь — и диву даёшься, — пишет Дмитрий Наумов из информагентства «Руспрес». — В пособии по географии повествуют, что Сургут расположен на территории соседнего Ямала, а Крым и Калининградская область и вовсе "исчезли". Или другой пример — учебник по обществознанию, который сняли с производства 2 года назад. Цитируем дословно: "Представьте себе человека, с раннего детства страдающего серьёзным психическим заболеванием. Он не способен к учению, труду, созданию семьи, ко всему тому, что образует духовный мир личности. Говоря иначе, он не является личностью". Скандал, помнится, был громкий. И что дальше? Воз и ныне там… Новиков продолжает заниматься издательской деятельностью и тиражирует учебники, содержание которых уже неоднократно подвергалось жёсткой критике».

Конфликт между двумя крупными игроками издательского рынка, таким образом, выливается в настоящую информационную войну. Ну, ничего, рано или поздно поделят, рассядутся по шесткам, пригладят встопорщенные пёрышки, угомонятся.

Это, в общем-то, не особо интересно.

Куда важнее другое.

Пока участники рынка, крупные бизнесмены, а также сочувствующие им чиновники, грызутся между собой за госзаказ, страдают дети, ведь о самом главном — качестве учебников, по большому счёту, никто особо не печётся. Иначе бы не наполняли рынок тонны халтуры, выдаваемой за учебники. В результате детские головы продолжают «фаршировать» всякой дрянью.

На субъективизм автора наслаивается «видение предмета» учителем, а впоследствии — составителем тестов для ЕГЭ. И как несчастному школьнику выпутаться из этого липкого кокона?

Необходимо прописать в законодательстве понятие «базовый учебник» — позиция Минобрнауки. 

В ведомстве подчёркивают: «базовый» — не значит единый или единственный. А такой, который содержит обязательный минимум по каждому предмету для каждого ученика.

АГН «Москва»/Андрей Любимов

Поистине, в основе учебника должны быть базовые знания, факты, не подлежащие оспариванию. За период обучения ребёнку надлежит освоить определённую сумму базовых, унифицированных знаний. А освоив их, с лёгкостью сдать ЕГЭ. Или, переехав из одного города в другой, перейдя из одной школы в другую, не сталкиваться с тем, что надо забыть всё, чему его учили ранее, осваивая совершенно новый материал, подстраиваясь под нового педагога.

Модернизацию учебников надо бы проводить не за счёт умствований их авторов, нередко слабо разбирающихся в материале, а путём дополнения текста новыми, твёрдо установленными наукой фактами.

Не надо недооценивать подрастающее поколение, выдавая отсебятину чуть ли не за откровения свыше. Пусть дети делают выводы не из досужих трактовок, а из фактов.

А взрослым пора бы кончать споры и начать заниматься делом — издавать качественные учебники, за которые никому не будет стыдно.