В России, с некоторых пор, можно получить до четырех лет тюрьмы за покупку устройств для несанкционированного получения информации. Под это определение попадают в том числе многие бытовые гаджеты с функциями записи видео и звука, а теоретически — даже обычные диктофоны. В конце прошлого года Верховный суд пытался остановить поток огульных приговоров по таким делам, но уже на днях в Новокузнецке снова признали виновным мужчину, легально купившего горнолыжные очки с функцией видеозаписи. Вас могут осудить за то, что ваши часы или другой бытовой прибор имеют возможности, о которых вы даже не подозревали. Подробнее — в материале News.ru.


Жителю Новокузнецка Кемеровской области Алексею Жаворонкову огласили приговор 6 января. Он был признан виновным в незаконном обороте средств для скрытой видеосъёмки, за что, правда, отделался штрафом в размере 15 тыс. рублей, но судимость получил вполне настоящую.

Мужчина, занимающийся горнолыжным спортом, купил через сервис AliExpress специальные солнцезащитные очки со встроенной камерой, которая позволяет снимать заезд «из глаз» спортсмена. Заказ он оформил осенью 2017 года, заплатив за товар 2 тыс. рублей. Посылка шла из Китая через Екатеринбург, там на неё обратили внимание таможенники, которые и сообщили в полицию. По словам Жаворонкова, он не знал, что такие устройства в России вне закона.

скриншот News.ru

Статья 138.1 Уголовного кодекса, по которой его осудили, предусматривает до четырёх лет лишения свободы. Внёс её летом 2011 года президент России Дмитрий Медведев, после чего её поддержали почти в полном составе все фракции Госдумы. Статья за подобные действия была в УК и ранее, но предусматривала более мягкое наказание. Принятие законопроекта Медведева стало сигналом для начала силовиками новой кампании: с тех пор по статье 138.1 получили приговоры сотни людей. В 2014 году — 212 человек, в 2015-м — 259 человек, в 2016-м — 228. За первое полугодие 2018-го осудили 89 человек.

Классификация устройств, подлежащих запрету, очень размыта. Согласно постановлению Конституционного суда, к таковым относятся средства, которые закамуфлированы под предметы другого функционального назначения, в том числе бытовые, обнаружение которых возможно только при помощи специальных устройств. При этом они становятся вне закона, только если им намеренно приданы качества для неочевидного, скрытного применения — слежки, аудиозаписи и тому подобного. Никакого списка подобных гаджетов не существует, судьбу его владельца будет в каждом конкретном случае решать эксперт, который определит, являются ли функции прибора «бытовыми» или результатом «дополнения».

Самый очевидный пример запрещённых устройств — ручки и зажигалки со встроенными видеокамерами. Так, факт покупки «шпионской ручки» стал поводом для предъявления обвинений екатеринбургскому блогеру Руслану Соколовскому, на которого завели несколько уголовных дел после «ловли покемонов» в храме.

В 2013 году уроженца ЯНАО Юрия Метельского осудили за покупку ручки с видеокамерой и назначили 120 тыс. рублей штрафа. Он, правда, смог оспорить это решение суда: апелляционная инстанция определила ручку не как скрытный прибор, а устройство целевого назначения. При этом здесь суд, скорее, пошёл навстречу здравому смыслу, вольно трактовав нормативы.

В 2012 году дело завели на домохозяйку из Калининграда Светлану Юшину, которая через интернет-магазин заказала часы с видеокамерой и фотоаппаратом. Правда, уголовное преследование в итоге прекратили.

Судя по ряду постановлений от 2012 года, средства, позволяющие «негласно» записывать информацию, запрещены полностью, если только их производство не лицензировано ФСБ. Вряд ли такую лицензию имеют, к примеру, специальные шнуры для диктофонов с микрофоном на конце, которые продеваются через рукав и специальной клипсой прикрепляются в манжету рукава. Они позволяют записывать звук, держа диктофон во внутреннем кармане одежды. Такие шнуры продаются свободно, а в некоторых редакциях СМИ даже штатно выдаются сотрудникам. Они, получается, тоже незаконны? А что насчёт мини-камер, используемых телевизионщиками при скрытых съёмках для своих сюжетов?

Кирилл Зыков/АГН «Москва»

Один из самых абсурдных случаев произошёл с фермером из Курганской области Евгением Васильевым. В январе 2017 года он на том же AliExpress заказал за 400 рублей ошейник для телёнка с системой GPS, который позволял следить за его местонахождением. Когда фермер пришёл на почту за посылкой, его задержали сотрудники ФСБ. Уголовное преследование Васильева за покупку GPS-трекера прекратили только в марте 2018 года. Прокуратура официально извинилась перед ним. Когда в 2017 году на пресс-конференции Владимира Путина корреспондент Russia Today рассказал президенту о деле курганского фермера, глава государства признал, что ему неизвестно о существовании такой статьи в Уголовном кодексе. Именно после этой пресс-конференции дело Васильева закрыли.

Статья, впрочем, никуда не делась. Совсем недавно, 25 декабря 2018 года, Пленум Верховного суда РФ уточнил понятие специальных, то есть шпионских устройств, речь о которых идёт в Уголовном кодексе.

Согласно тексту постановления, таковыми могут быть признаны гаджеты, которым «преднамеренно путём технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства». Обязательным условием при этом является то, что благодаря произошедшим изменениям появляется возможность негласно получать информацию. В постановлении подчёркивается, что даже такие устройства можно легально использовать в целях личной безопасности.

В целом реакция верховной власти, в том числе судебной, на вал абсурдных уголовных дел за «шпионские игрушки» напоминает ситуацию с «экстремистской» 282-й статьёй УК или со статьёй 148 «Оскорбление чувств верующих». Можно надеяться, что в дальнейшем власти пойдут по пути частичной декриминализации этого уголовного состава, однако вряд ли это убережёт от появления подобных дел в ближайшее время.