Зоозащитники Москвы 2 июня обнаружили в столице две квартиры с истощёнными кошками, запертыми в клетках. Из неволи были освобождены более 90 кошек. Шокированные волонтёры отвезли их в ветклиники и к себе домой, чтобы попытаться вылечить. Известно, что животных подбирала на улицах города москвичка Светлана Зайцева. News.ru поговорил с ней о том, как животные оказались в столь плачевном состоянии.


— Светлана, более 90 кошек в двух квартирах, все голодные, истощённые, обезвоженные. Есть ли у вас какое-то разумное объяснение произошедшему? Ведь вам предъявляют очень серьёзные обвинения — в издевательствах над животными.
— У меня есть объяснение. Не было никакого садизма, не было живодёрства, никто не издевался над кошками. Я не снимаю с себя вину, я допустила преступную халатность, но это лишь трагическое стечение обстоятельств. Я очень люблю кошек и всегда серьёзно занималась ими. В 2017 году создала что-то вроде мини-приюта. В апреле этого года я сняла для них квартиру, потому что в прежней стало слишком тесно. Заметьте: хорошую квартиру, не подсобку и не гараж. Я купила линолеум и застелила его внахлёст в двух комнатах, чтобы не испортить полы, не нанести урон помещению. Но когда я всё это сделала и перевезла туда кошек, то поняла, что всё равно тесновато, и решила, что надо арендовать загородный дом, поехала выбирать вариант аренды [дома]. И вот в этом заключалась моя ошибка — мне  не следовало оставлять кошек на двое суток одних.

— Светлана, кошки найдены в ужасном состоянии, это невозможно отрицать.
— Это был момент переезда. Я не успела оборудовать третью комнату и выпустить животных из клеток. Большая комната не была оборудована — мне просто не хватило куска линолеума.

vk.com/home_elephant_help

— Возвращаясь к состоянию животных: невероятно, что они достигли такой стадии истощения всего за два дня, пока вы ездили выбирать загородный дом.
— Большинство кошек — в нормальном состоянии. Те, что попали в кадр и за которых меня в основном и обвиняют, это кошки, которые недавно поступили с улицы. Они именно там стали такими — на улице нет здоровых животных. И котята, которых мне привезли и которые потом умерли на руках у волонтёров, — они все были мною пролечены и вечером в пятницу, когда я уезжала, хорошо себя чувствовали. У маленьких котят ухудшение наступает моментально. Мне не следовало уезжать. Я не снимаю с себя вину.

— В соцсетях вас обвиняют в том, что вы собирали деньги на содержание животных, но тратили на что-то другое. Это так?
— Я одна их содержала. Я неплохо зарабатываю и очень много работаю, чтобы всех прокормить, пролечить и обеспечить жильём. В последнее время мне стало сложно кормить такое количество кошек и я была вынуждена перейти с хороших кормов на более дешёвые. Но я заботилась о своих кошках: я улучшила их условия содержания. Улучшила! А не ухудшила. А меня обвиняют в садизме.

— Сейчас волонтёры ищут ещё какое-то жильё, где есть ваши кошки. Есть ли ещё одна квартира?
— Никакой третьей квартиры с кошками нет.

— Как вы относитесь к тем обвинениям, которые вам выдвигают? Не официальное правосудие — до этого дело ещё не дошло, а просто обычные люди?
— Идёт травля. Меня обвиняют во всех грехах. Но никто не занимался этими несчастными животными, никто мне не помогал. Надо разбираться с учётом всех обстоятельств. Я не очень переживаю за то, что в будущем у меня будут разного рода проблемы — финансовые и другие. Я переживаю за своих кошек. Я ужасно себя чувствую. Я любила их всех, а их у меня забрали. Это моя личная трагедия.

— Вы упомянули о проблемах. Можете более конкретно рассказать, какие, на ваш взгляд, проблемы вас ждут?
— Например, я регистрировала благотворительную организацию и у меня намечался спонсор. Сейчас эту идею можно похоронить, ведь я же — живодёрка. Спонсор может появиться только после того, как все документы оформлены, а у меня до конца не дошёл этот процесс — после принятия нового закона в декабре 2018 года мне сказали переписать весь пакет документов с учётом требований нового закона. Это должна была быть некоммерческая организация, а в нашей стране НКО — это совсем не просто.

vk.com/home_elephant_help

— Вас вызывали в полицию?
— Да, я была в отделении, писала объяснительные. Меня вызовут ещё, как мне сказали. Кроме того, я потеряла документы, мне нужно восстанавливать паспорт и другие документы, мне нужно самой идти в полицию уже по этому вопросу.

— Очевидно, что вас ждёт суд. У вас есть адвокат?
— Да, есть. Я с ним поговорила. Он мне советует даже не пытаться оправдываться — в этой ситуации на меня всё равно всех собак повесят. Единственное, чего он будет добиваться, — это чтобы была проведена независимая экспертиза. Я не собираюсь снимать с себя вину, говорить, что я белая и пушистая. Я действительно совершила эту трагическую ошибку — уехала на два дня.

— Светлана, что вы будете делать потом, когда вся эта трагическая история закончится? Вы продолжите волонтёрскую деятельность?
— Я попытаюсь хотя бы вернуть своих кошек. Это мои кошки, я к ним привязана, и они должны быть со мной.