Фото: Сергей Ведяшкин/АГН «Москва»

Работающие двигатели и открытое окно могли косвенно повлиять на распространение пламени после жёсткой посадки SSJ 100 в аэропорту Шереметьево. К такому выводу пришли следователи после допроса пилотов воздушного судна.


Из допроса пилотов Дениса Евдокимова и Максима Кузнецова ясно, что после приземления самолёта они открыли в кабине боковое открывающееся окно, — рассказал собеседник РБК в СКР.

Это действие, по мнению экспертов, могло усилить тягу воздуха и увеличить скорость горения. Также следователи обратили внимание на тот факт, что после приземления борта командир судна не отключил двигатели. Они работали до тех пор, пока их не потушили пожарные. Это также могло привести к распространению пламени.

Сотрудники Росавиации проводят проверку в связи с катастрофой лайнера. Специалистам ведомства предстоит выяснить, проходили ли пилоты специальную подготовку в учебном центре «Аэрофлота».

Зачастую в авиакомпаниях лётчики проходят такую подготовку не в полном объёме, — отметил собеседник агентства.

По его словам, действия пилотов говорят о том, что у них не было навыков по отработке вывода воздушного судна из сложного пространственного положения.

SSJ 100 потерпел крушение вечером 5 мая. Лайнер, принадлежащий авиакомпании «Аэрофлот», совершил жёсткую посадку в аэропорту Шереметьево и загорелся. На борту самолёта находились 78 человек. По данным СК, в результате ЧП погиб 41 человек.

Ранее News.ru писал, что заслуженный лётчик-испытатель, Герой России Магомед Толбоев подверг критике действия пилотов сгоревшего авиалайнера Sukhoi Superjet 100. По его словам, катастрофы можно было избежать, если бы командир судна не допустил серьёзных ошибок.