Столичные власти не согласовали гей-парад и несколько митингов, которыми наши представители ЛГБТ-сообщества собрались было развлекать горожан в выходные. Во всяком случае, намеченный на субботу парад по Тверскому бульвару трёхсот активистов легально не состоится. Хотя нельзя исключать традиционной манифестации заявителей ради столкновения с полицией и сбора материалов для очередной жалобы в европейские инстанции. Как говорится, шоу must go on.


Жалобы эти подаются в ЕСПЧ с удивительной регулярностью. Вот и на этот раз сторонники «радуги» сослались в своём требовании о проведении серии мероприятий на очередной вердикт суда, который традиционно попенял России на то, что она, дескать, нарушает статьи Европейской конвенции о правах человека, касающиеся свободы собраний и запрета любой дискриминации. Правда, на этот раз заявители не получили вожделенных компенсаций в евро, на которые в очередной раз претендовали. Проблема для них, однако, в том, что нет юридических инструментов, которые позволили бы воздействовать на российский правовой механизм. Мы страна в полном смысле этого слова суверенная. А потому позиция ЕСПЧ носит исключительно рекомендательный характер.

В результате все тяжбы нетрадиционно ориентированных с нашим государством напоминают известную сказку о белом бычке с заранее легко предсказуемым исходом. Вот и на этот раз столичные представители сослались на положения принятого пять лет назад закона, запрещающего пропаганду среди несовершеннолетних нетрадиционных форм взаимоотношения полов. Как говорится, закон суров, но это закон.

Собственно, все последние годы не отпускает ощущение, что вся суета наших «радужных» направлена исключительно на западного потребителя. Эдакое выполнение экспортного заказа. Призыв «заграница нам поможет» звучит постоянным рефреном. В результате ЕСПЧ всегда рассматривался как источник получения постоянного дохода. А вся имитация бурной деятельности с неизменным столкновением с правоохранителями и съёмками страдающих от такого насилия ЛГБТ-активистов имеет чёткие адреса в европейских и заокеанских столицах, откуда льются встречным потоком слезливые сочувствия и где принимаются конвейерные резолюции, обвиняющие Россию в «позорной гомофобии».

Damian Klamka/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Иными словами, некие нарушения прав и свобод геев фиксируются усилиями наших «радужных» в стране, где их давно никто не третирует, где они имеют и свои клубы, и свои интернет-сайты, и без особых проблем поддерживают свою социальную и политическую активность. Один журналист Антон Красовский, не скрывающий своей ориентации и стремящийся к политической карьере, чего стоит. А в целом разговоры о положении секс-меньшинств у нас становятся дополнительным инструментом давления на Россию, когда истощаются иные приёмы шельмования.

К слову, последние опросы показали, что в России почти половина респондентов не испытывает какой-либо неприязни к ЛГБТ. Причём среди молодых людей до 25 лет эти цифры современной толерантности ещё выше. Стоит ли в таком случае насиловать вполне лояльное общество, навязывая ему дополнительные стандарты, которые оно пока не принимает, вопрос риторический. Вряд ли откровенные провокации, которых завтра желательно всё-таки избежать, улучшат взаимопонимание между традиционалистами и их антиподами. В конце концов, в обществе есть куда более серьёзные проблемы, вокруг решения которых можно объединяться, вне зависимости от того, гетеросексуал ты или нет. И в этой связи вспоминается старый анекдот: «Секс, как деньги: иметь его хорошо, а говорить о нём — пошло».