Губернатор Калининградской области Антон Алиханов следит за расследованием дела о гибели 15-летней школьницы Анны Рязановой (имя изменено), которая скончалась в течение нескольких часов после выписки из Детской областной больницы. История пациентки, которую отправили умирать в психиатрический диспансер с диагнозом «депрессия», взбудоражила общественность.


«Произошла трагедия. Губернатор в курсе дела, он выражает свои соболезнования семье девочки. Это дело он взял на личный контроль. Будем разбираться, почему так произошло», — сказал News.ru пресс-секретарь главы Калининградской области Дмитрий Лысков.

Накануне управление Следственного Комитета региона возбудило уголовное дело по факту оказания услуг, повлекших смерть ребёнка. В ходе доследственной проверки было установлено, что юной жительнице города Гусева диагностировали психическое расстройство, а скончалась она в результате сердечной недостаточности.

«В ходе расследования уголовного дела следствие намерено самым тщательным образом проверить своевременно ли и в должном ли объеме была оказана медицинская помощь и проведено лечение ребёнку в указанных лечебных учреждениях на всех этапах», — говорится на сайте местного СК.

Шокирующую историю о смерти несовершеннолетней, которая погибла прямо в медицинском учреждении, предала гласности мать умершей Оксана Мартиновская. По её словам, началось всё с того, что последние несколько месяцев у школьницы сильно болели ноги, и она обращалась к врачу, но обследование не выявило никаких нарушений. В семье подумали, что это — последствия старого перелома.

В январе 2019 года здоровье девочки ухудшилось: появилась слабость, сонливость, рвота. Критичным её состояние стало три недели назад, 11 февраля, когда ребёнку сделалось дурно прямо на улице. Карета скорой помощи доставила её в Гусевскую ЦРБ, через сутки Анну перевели в нейрохирургическое отделение Детской областной больницы в город Калининград.

13 февраля у школьницы отнялись ноги. По словам матери, она не могла принимать пищу, с трудом держала голову и двигала руками. Однако исследования не выявили серьёзных изменений в организме Ани — лишь незначительные отклонения в работе желудочно-кишечного тракта.

20 февраля ребёнок пожаловался маме, что ей тяжело говорить, и она оглохла на одно ухо. Но единственное, чем «помогли» сотрудники больницы — выдали девочке глицин, довольно слабое успокоительное.

21 февраля врачи вручили Оксане Мартиновской выписку и направили её с дочерью в психиатрический диспансер. По их мнению, состояние школьницы было связано с депрессией. Девочку практически выгнали из больницы, несмотря на низкое давление и «скачущий» пульс.

Вскоре подростку стало ещё хуже, она пожаловалась, что ослепла. По словам матери, зрачки девочки то увеличивались, то уменьшались, Анна теряла сознание. Оксана Мартиновская на руках занесла дочь в приёмное отделение, но там никто не ринулся на помощь — на госпитализацию оформляли в порядке очереди, да ещё и попросили ребёнка в бессознательном состоянии «самой расписаться».

Только когда лицо Анны исказила судорога, кожа неестественно пожелтела — медработники принялись «откачивать» ребёнка. Однако спасти школьницу не удалось. В свидетельстве о смерти, которое выдали матери, указана причина гибели: «левожелудочковая недостаточность», к которой привела «кардиомиопатия неуточнённая».

Местный портал «Клопс» пообщался с сотрудницей калининградской Детской областной больницы, которая рассказала, что её коллеги были шокированы, узнав о выписке Анны. По мнению медперсонала, ребёнку требовалась реанимация. News.ru направил запрос в региональный Минздрав и в Детскую областную больницу с просьбой уточнить, почему экстренные меры не были приняты.

Проблемы диагностики остро стоят не только в России, но и во всём мире. Существуют определённые алгоритмы, все исследования должны проводиться в соответствии с жалобами. В данном случае надо смотреть, какие конкретно действия проводились для обследования данной пациентки, насколько тщательными они были; какие анализы брались, по каким критериям оценивались результаты. Если нарушений не было выявлено, но пациентка продолжала заявлять о плохом самочувствии, ей должны были провести повторные обследования.

Андрей Хромов

председатель Совета общества защиты пациентов

Врачи говорят, что наличие заболевания предполагает возможность постановки диагноза. Сейчас эксперты должны будут выяснить, действительно ли обследования указывали на отсутствие отклонений в организме пациентки, что обследовали врачи и в каком объёме. Если были проведены все необходимые исследования, и нарушений объективно не было, доктора действительно могли подумать, что причина — депрессивное состояние и гормональный фон. Но если они просто не увидели проблемы в работе сердца, то это ненормально. Должны были увидеть, перепроверить.

Александр Саверский

президент «Лиги защитников пациентов»