Фото: Сергей Булкин/News.ru

Причины катастрофы Sukhoi Superjet 100, произошедшей 5 мая в московском аэропорту Шереметьево, могут заключаться не только в неправильных действиях экипажа, но и в неисправности техники.


Об этом пишет «МК», ссылаясь на неназванные источники, близкие к следствию.

Специалисты напоминают, что в соответствии с существующими нормами самолёт должен быть защищён от удара молнии и статического электричества. При прохождении молнии по корпусу воздушного судна не должно быть отказов оборудования.

Однако такие отказы налицо: в результате удара молнии перестали функционировать практически все системы автоматического управления, а также радиосвязь.

Другим важным моментом, по мнению неназванного эксперта, является расположение топливного бака над шасси.

Когда в результате слишком жёсткой посадки подломилась стойка и шасси отлетели, они вырубили кусок силового лонжерона крыла. Это силовая часть крыла, где закреплён ещё и топливный бак. И как только лонжерон ударом шасси был выломлен, из бака хлынул керосин. Это в результате и привело к пожару, — утверждает источник издания.

Хотя в основополагающем документе «Нормы лётной годности самолётов транспортной категории» сказано, что шасси должны быть спроектированы таким образом, чтобы в случае их разрушения не происходила утечка топлива.

По мнению источника издания, на ход расследования катастрофы SSJ 100 может повлиять «посторонний» фактор. Обнаружение технических неисправностей причинит вред престижу страны, поэтому существует соблазн свалить всю вину за случившееся на пилотов.

Как ранее сообщал News.ru, министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров заявил, что производство самолётов Sukhoi Superjet 100 сокращать не планируется. Предпосылок для приостановки полётов, по его словам, тоже нет.