USD  65.5871 EUR  75.1825
GOLD1,222 $   Brent63.71 $ Bitcoin4,538.53 $
МОСКВА1°C11:11
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Повесть о настоящей Ли Геваре

Алина Стародубцева Фото: Владимир Гвановский

Алина Стародубцева

общество [ версия для печати ]
История девушки, которую мечтает поставить на ноги вся Россия

На днях президент России Владимир Путин продлил действие государственной программы поддержки «Доступная среда», а заодно напомнил о том, как много значит для людей с ограниченными возможностями реабилитация, предложив принять меры по созданию центров комплексной реабилитации инвалидов. Впрочем, если бы президент был знаком с Алиной Стародубцевой, он бы сделал это уже давно: история реабилитации этой девушки, наверное, самая уникальная во всей России.

Явление Ли Гевары

На самом деле имя Алины Стародубцевой далеко не так известно, как её творческий псевдоним — Ли Гевара. А вот его наверняка знает половина российского Интернета. Так назвала себя поэт, актриса и журналист Алина Стародубцева в 2012 году, когда стало ясно, что её жизнь больше никогда не будет прежней — после того как на мирно шедшую по парку девушку упала поваленная ветром ива и переломала ей позвоночник в пяти местах. В этот момент Алину Стародубцеву врачи фактически похоронили. Но... не она себя. Вместо этого явилась Ли Гевара и начала отчаянную борьбу за жизнь — по сути, ту самую реабилитацию. В итоге история реабилитации Алины растянулась на шесть лет и на сегодняшний день для многих стала не только примером настоящего подвига, но и возможностью приобщиться к доброму делу. Потому что, и это можно сказать без преувеличения, сегодня в реабилитации Алины участвует вся страна.

vk.com/lee_gevara

Алина Стародубцева

То есть — люди страны. Но государство ли?

— Спинномозговую травму я получила в апреле 2012 года и всё это время работала — как дома, так и в специализированных местах. Государство мне практически не помогало, — рассказывает Алина. — Путёвка в санаторий, положенная официально два раза в год, досталась мне лишь однажды. Все мои прочие курсы реабилитации в санатории (а их было немало) осуществлялись за мой счёт. Ну и ещё один раз, в 2015 году, мне удалось получить квоту на 18 дней пребывания в реабилитационном центре Минздрава России. Объём процедур был урезан до самого минимума, отношение соответствующее — как к бесплатной пациентке. Закончилось же всё тем, что мне сломали ногу прямо на процедуре, отказали в рентгеновском снимке и выписали, не внеся случившееся в эпикриз. И это всё. Не считая пары дышащих на ладан инвалидных колясок, поручня для ванны, которым невозможно пользоваться, если у тебя не работают ноги, да унитаза на колёсиках, который мне не нужен вовсе. Вот такая была помощь государства.

Творческий подход

Ты молод и полон сил. Ещё вчера ты ходил, бегал, танцевал и строил планы, а сейчас сидишь в инвалидной коляске. И твоей Родине на тебя в сущности плевать — мало ли вас таких? Как чувствует себя человек в такой ситуации?

— Кошмарно и больно до слёз осознавать, что таких, как я, взрослых людей, попавших в аналогичную ситуацию, сотни тысяч... — говорит Алина. — О них никто не знает, им никто не помогает. И, наверное, так бы и куковать мне, забаррикадированной в углу своей комнаты, до конца дней (точнее, даже не своей комнаты: у нас с мамой, сестрой и бабушкой однокомнатная квартира), если бы не чудо.

А чудом прежде всего стала она сама — и именно потому, что не собиралась сдаваться. Девушка в инвалидной коляске, которая пишет чудесные стихи, сама снимает видеоролики, занимается декламацией, — вместо того чтобы впасть в депрессию и сидеть в углу, Алина стала давать концерты, ездить на конкурсы, фестивали, молодёжные форумы. И там-то с ней и случилось то, что она называет чудом.

— Ещё в 2013 году, когда внезапно выяснилось, что первую операцию на позвоночнике мне сделали неправильно и это может поставить крест на моём восстановлении, возникла необходимость открыть сбор на повторную операцию и дальнейшую реабилитацию, — вспоминает Алина. — Мне было сложно решиться на такой шаг, я очень не хотела, чтобы меня считали попрошайкой, но и выхода иного не было — я и моя семья находимся, мягко говоря, не в самом благоприятном социальном статусе. Тогда и появились люди — просто люди, незнакомые мне поначалу, но горящие желанием помочь. Одними из первых таких людей стали наши отечественные писатели-фантасты: мне посчастливилось попасть на писательский конвент «Летучий фрегат», который несколько лет подряд проводился в Севастополе на мысе Фиолент. Там я и познакомилась с ними. И тут случилось чудо. Они запустили волну среди коллег, распространили информацию обо мне по фэндому, сделали коллективный сборник прозы, вся выручка с продажи которого пошла на мою операцию.

«Я буду ходить!»

vk.com/lee_order

Алина Стародубцева

В итоге операцию сделали. Однако, её оказалось недостаточно. Реабилитацию нужно было продолжать.

— Чтобы наконец встать с коляски, требуется очень длительный курс реабилитации в хорошем центре, — рассказывает Алина. — С занятиями по 8–10 часов, с огромным спектром тренировок и процедур. И... гигантской стоимостью. Когда мы нашли подходящий, оказалось, что моя реабилитация в нём стоит три с половиной миллиона рублей за полгода.

И опять искать помощи у тех, кто, казалось бы, должен был помочь, оказалось делом напрасным.

— Чиновники либо игнорировали меня, либо хохотали, — вспоминает Алина. — Фонды отказывали один за другим на основании того, что мне 27 лет, а реабилитация после спинномозговой травмы — один из самых неизученных диагнозов.

Но чем больше отворачивались от неё чиновники, тем больше прибывали люди...

— Я помню момент, когда наступило какое-то затишье, — вспоминает Алина. — Затишье без какого-либо прогресса, пустота, мало-помалу заполняющаяся отчаянием. Чтобы хоть как-то держаться на плаву, не дать себе погрузиться с головой в болото, я стала больше времени и сил тратить на творчество. Были фестивали и призовые места, были концерты, сборники и множество новых знакомств. И вот в этот период я приобрела двух прекрасных друзей — это поэты Стефания Данилова и Юлия Мамочева.

О том, что поэзия в наше время начала набирать новые обороты и, можно сказать, снова вошла в моду, сегодня знают все. Однако, насколько современным молодым поэтам свойственна эмпатия, во всех подробностях рассказывает, пожалуй, именно история Алины. Точнее, того, как две молодые поэтессы — москвичка Юлия и петербурженка Стефания — буквально взяли на поруки севастопольскую поэтессу Ли Гевару. В результате чего в истории её реабилитации начался новейший этап.

Вера творит чудеса

vk.com/lee_gevara

Алина Стародубцева

— По настоянию Юли в феврале 2017 года я открыла в Интернете группу под названием «Орден Лигевароносцев», которая вскоре превратилась в благотворительное творческое движение, — вспоминает Алина. — Стефания же в рамках этого движения придумала акцию «Проект 180». Суть её — в проведении 180 различных благотворительных мероприятий: по одному на каждый день, что я минимально должна провести в клинике. Она же организовала первый концерт, которых с тех пор по России прошли десятки! Причём добрая их половина — даже не через проект. Люди, желающие помочь, всё прибывают. И вот на моём счету наконец-то появилось достаточно средств, чтобы начать реабилитацию в подходящей клинике, где я сейчас нахожусь и тружусь изо всех сил. И главное — впервые начался прогресс! Впервые за всё время после травмы. Улучшения описаны в эпикризе, и они показывают, что у меня появился пусть крошечный, но настоящий шанс на возвращение к нормальной жизни. И это бесценно, потому что теперь у меня наконец-то есть надежда: я снова смогу нормально ходить.

vk.com/lee_order

Алина Стародубцева

И ещё у Алины появилась новая большая мечта — пройтись по всем тем городам, люди из которых проводят благотворительные концерты, собирая средства на её реабилитацию, шлют ей посылки и даже сами привозят их к ней в клинику, — Москве, Санкт-Петербургу, Луховицам, Рязани, Краснодару, Анапе, Сочи, Минусинску, Смоленску...

— Я не уверена, что мне хватит полугода реабилитации для восстановления. Но твёрдо намерена довести начатое до конца, — говорит Алина. — Ведь теперь дело не только во мне. В «Ордене» сегодня состоит 1465 человек, среди которых и известные в русском интернет-пространстве поэтические имена, такие как Григорий Кажан, Виктория Манасевич (Сопрано), Вера Сухомлин, и не связанные с поэтическим движением люди — учителя, предприниматели, актёры. Мне очень хочется назвать все имена, но все они точно в статью не поместятся.

Однако, судя по всему, на один грамм её сомнения сегодня умножается тонна веры. В чём можно легко убедиться, прочитав подробней историю девушки в её группе «Орден Лигевароносцев» во «ВКонтакте» или присоединившись к акции «Проект 180».

А можно просто отправить деньги на счёт: 4276 3800 4884 4554 (карта Сбербанка).

Тем более что, как показывает хотя бы эта, отдельно взятая история, вера действительно способна творить чудеса. Ну а там, глядишь, и чиновники с исполнением указаний президента подтянутся.


самое читаемое
читайте также
общество 09:50, 16 января 2018
Нет барьерам!
Президент Российской Федерации Владимир Путин продлил действие государственной программы поддержки «Доступная среда»
общество 11:17, 15 января 2018
Путин распорядился о продлении госпрограммы «Доступная среда» до 2025 года
Основной целью программы является формирование безбарьерной среды для людей с инвалидностью
Другие новости
Top