USD  61.6659 EUR  72.1183
GOLD1,302 $   Brent76.44 $ Bitcoin7,313.58 $
МОСКВА19°C00:06
поиск ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Срочников разрешили отправлять на войну

Global Look Press/Xinhua/Alexey Sukhorukov

общество [ Версия для печати ]
Госдума приняла законопроект, разрешающий заключать краткосрочные контракты для участия в военных действиях, в том числе и за рубежом

Многие решили, что делается это «под Сирию». Официальные лица в парламенте и Министерстве обороны, разработавшем законопроект, естественно, сирийский фактор отрицают.

Дескать, в настоящее время краткосрочные контракты (сроком от шести месяцев до года) нельзя заключать для участия в операциях по борьбе с терроризмом и военно-морских походах...

Нам объясняют, что солдаты-срочники в походах кораблей юридически заканчивают служить зачастую во время их проведения. До порта приписки ещё далеко, а моряк уже имеет право «вразвалочку сойти на берег». Так надо дать ему легальную возможность дослужить — по контракту, тем самым закрепив его статус на бумаге и устранив юридическую неопределённость. Заодно дав возможность подзаработать деньжат.

А что если моряк или пехотинец не захочет продлевать срок службы сверх положенного по закону, проигнорировав предложенный контракт? Но и в таком случае ему придётся остаться на борту, ведь, например, в иностранном порту его на дембель всё равно не отпустят. Так что уж лучше контракт подписать, дослужить и сойти на родной берег с чувством выполненного долга.

Однако многие уверены, что вовсе не участием в «походах кораблей» руководствовались минобороновские стратеги, когда писали свой законопроект. Иначе в нём, наверное, про корабли и морские походы и шла бы речь.

ТАСС/Сергей Бобылев

Ещё на стадии подготовки документа эксперты и Союз солдатских матерей выражали опасения, что принятие закона может привести к тому, что солдат-срочников начнут принуждать к заключению контрактов и отправлять за тридевять земель в тридесятое царство, где идёт война, где стреляют и убивают. То есть в Сирию.

«Принимая этот закон, власть хочет обеспечить себе большую свободу действий и юридическую обоснованность в обеспечении военных операций живой силой», — полагает завлабораторией военной экономики Института экономической политики имени Гайдара Василий Зацепин.

Раз военные операции, значит, Сирия? Именно в этой многострадальной стране ведутся открытые и масштабные военные действия, в которых принимают участие в том числе российские военнослужащие.

По мнению Василия Зацепина, сегодня срочники в Сирии не нужны. 

«На самолётах срочники не летают, а масштабной наземной операции в Сирии, почти наверняка, не предвидится», — предполагает эксперт.

Некоторые военные эксперты напоминают, что срочников за рубеж служить не отправляют, контрактников — другое дело. Россия же, хотя и черепашьими темпами, но всё-таки идёт к контрактной армии. То есть предложенный Минобороны законопроект — ещё один шаг в этом направлении.

Однако все эти «академические» рассуждения хороши для мирных условий. Посиживают себе эксперты и военные в креслицах и пытаются соблюсти надлежащие приличия, свести воедино дух и букву закона.

Кто будет обращать внимание на всякие там юридические тонкости и нюансы, когда потребуется срочно закрыть брешь, образовавшуюся в боевом строю, в условиях военных действий? Отсюда у экспертов и солдатских матерей опасения в том, что подписание контракта будет сугубо добровольным.

РИА Новости/Павел Герасимов

Понятия «срочник» и «добровольно» вообще как-то не очень коррелируют. Срочникам можно при желании такие условия службы создать, что они через не хочу любую бумажку подмахнут.

Может ли кто-то из депутатов и армейских чинов гарантировать, что это на все сто исключено? Вопрос — риторический.

У войны — своя логика, на ней слишком часто бывает не до юридических соответствий.

Что мы вообще знаем о сирийской войне?

Ничего или очень мало. Чуть ли ни ежедневные сводки об очередных десятках, а то и сотнях разбомблённых пунктов управления, складов, убежищ запрещённой в России группировки «Исламское государство», может, и правда, но, разумеется, далеко не вся. Известно, например, что в Сирии служат немало наших военных консультантов. Чем они там заняты? Только ли обучают местный контингент или всё-таки принимают непосредственное участие в боевых действиях? Получают ранения и гибнут? Сколько за всё время нашего участия в боевых действиях погибло российских парней в погонах и без? Можно, конечно, довольствоваться официальными данными, в которых фигурирует несколько десятков погибших. Но можно и брать их под сомнение.

То, что в Сирии всё обстоит очень и очень серьёзно, подтвердил... Дональд Трамп.

«У нас была очень, очень жёсткая схватка в Сирии недавно, месяц назад, между нашими войсками и российскими войсками. И это очень печально. Много людей погибло в этой схватке», — заявил президент США на пресс-конференции во Флориде по итогам переговоров с премьер-министром Японии Синдзо Абэ (пресс-конференцию транслировали американские телеканалы).

Какую конкретно «схватку» имел в виду Трамп? Можно только гадать. Возможно, он что-то перепутал. Ясно одно: до мира в Сирии очень далеко, а значит, и российское военное участие так или иначе будет продолжаться. Как тут не беспокоиться солдатским матерям, узнавшим о законопроекте, разрешающем отправлять их сыновей в далёкую, знойную, воюющую страну. К тому же принимаемому Госдумой в ходе весеннего призыва.

Ведь в том, что этот проект станет законом, можно не сомневаться.


Top