USD  67.5238 EUR  76.0926
GOLD1,203 $   Brent67.71 $ Bitcoin6,368.68 $
МОСКВА-5°C19:51
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

О тех, кто снизу

Pixabay

общество [ версия для печати ]
Детали к портрету столичной проститутки

Выбеленные волосы, много косметики, короткие юбки, ажурные чулки, туфли на высоких каблуках... И очень белая кожа — последствие ночного, нездорового образа жизни. Так выглядят девушки, стоящие около трасс и работающие в борделях. Богини из верхнего ценового сегмента, тренированные, выхоленные и загорелые, прекрасно одетые, чей час обходится в небольшую зарплату, выглядят по-другому — но речь сейчас пойдёт не о них.

Высшая школа экономики не так давно выпустила исследование о московских проститутках. Её сотрудники проанализировали крупный сайт знакомств и порадовали публику открытиями. Среднестатистической проститутке 29 лет, у неё грудь третьего размера, рост 170 сантиметров, она весит 57 килограммов. В среднем за час своих услуг девушка берёт 3818 рублей, цены варьируются от 1,5 до 10 тысяч. Выезд стоит дороже, в среднем 7211 рублей. Наценка — плата за риск. Познакомились? Вам всё ясно? Если это не так, давайте взглянем на среднестатистическую девушку для услуг через лупу.


Оля, венеролог из Донецка

Это было несколько лет назад, ещё во времена Януковича. Двадцатисемилетняя Оля приехала в Москву из маленького городка в Донецкой области, её брат был бандитом, на Украине его убили. Её муж тоже был бандитом, он успешно трудился в Москве и много пил. Они поругались, и она от него ушла. У неё был маленький ребёнок и диплом врача-венеролога, она работала в частной клинике, день через день. Денег не хватало, и Оля пошла на улицу — тогда уличных проституток, «уток», ещё не разогнали.

Потом, на пару с немолодой, битой жизнью коллегой по секс-бизнесу, Оля сняла квартиру, где они принимали клиентов. После не очень опасных, но крайне неприятных приключений она оказалась в борделе на московской окраине. Инвестором и владельцем был полукриминальный человек, мечтающий переключиться на бизнес по разведению кур. Оля стала за старшую: денежные расчёты шли через неё.


Зачем они это делают?

Исследователи Высшей школы экономики считают, что основная масса женщин в этот бизнес идёт не от нужды. Девушкам нужны модные одёжки, побрякушки и айфоны, родители денег не дают, заработать на всё это они не могут. А проституция приносит высокий доход — это быстрые, живые деньги.

При их образовании и уровне квалификации девушки так зарабатывать не могут. Даже в борделе, где у них заберут от трети до половины выручки, они получают от трёх до пяти тысяч долларов в месяц, и это ещё не много. Учёные из ВШЭ оговариваются, что в кризис картина меняется. Тут нужно добавить, что она изменилась несколько лет назад.


Лица беды

Молодая женщина с двумя образованиями, в прошлом главный бухгалтер, искала работу два года и пошла в уборщицы. Выпускница пединститута с английским и французским, не так давно менеджер на неплохих позициях сейчас работает на рецепции в районном психоневрологическом диспансере, получает 24 тысячи рублей — и довольна. В поисках работы она промаялась полтора года и ничего лучше не нашла. Скрытая безработица в Москве очень высока, для того чтобы не пойти самым простым путём, надо быть очень нравственной женщиной. Но беда у каждого своя, часто она не имеет никакого отношения к кризису и рецессии.


Тахмина: убить отчима

Тахмина родилась в Дагестане. У неё был очень плохой отчим: начиная с её пяти лет он и его брат, когда матери не было дома, принуждали девочку к минету. Когда ей исполнилось шестнадцать, она пошла заниматься кикбоксингом, потом стала учиться стрельбе: ей хотелось убить обоих. После совершеннолетия она ушла из дома, жила в станице в Краснодарском крае, ухаживала за маленьким ребёнком, летом ходила босиком, так что её подошвы стали толще обувной подмётки. Позже она перебралась в Москву, работала администратором в развлекательном центре. Потом её ждал бордель — но тут её судьба совершила неожиданный вираж.

В хорошенькую миниатюрную девушку влюбился клиент-москвич, небогатый, милый парень из хорошей семьи. Его мать была против, но он женился на Тахмине, съездил с ней в Дагестан, к её родным. Она сидела у него дома, отчаянно скучала, не вылезала из Интернета. А потом бросила мужа и вернулась в бордель: своего Дон Кихота она не любила, в публичном доме было веселее.


Издержки профессии

Профессия проститутки полна обременений и опасностей. Во-первых, это болезни, как правило, не связанные с сексом: о профессиональных рисках знают все, связанные с ними правила девушки соблюдают. Бегая по сквознякам голыми, от клиентов в душ и обратно, они простужаются. (У Тахмины из-за этого были серьёзные проблемы с почками.) Втянувшись в секс-конвейер, девушки перестают за собой следить и запускают хронические болезни. Зарабатывают они немало, но при этом у них — логически объяснить это нельзя — никогда нет свободных денег и на медицину их не хватает.


О вскрытых венах

Очень велика опасность физического насилия, унижений и связанных с этим нервных срывов. Подруга Оли по борделю во время вызова подверглась такому изощрённому групповому изнасилованию, что впала в жестокую депрессию и перерезала себе вены. После того как подругу заштопали врачи, Оле пришлось ставить девушке капельницу, вместо штатива используя швабру. На наркотики, для начала лёгкие, а далее по восходящей, девушки подсаживаются через одну — это случилось с Тахминой. Велик риск попасть в криминальную историю, из которой трудно выпутаться.


Как венеролог стала бандершей

В борделе, где Оля была секс-сотрудником и администратором, случились проблемы. Завистницы настучали на неё хозяину, коллектив решил, что Оля ворует деньги. Её выкинули на улицу, отобрав всё нажитое, шубу, платья, кожаное пальто, ноутбук и айфон. И она решила идти вперёд и вверх: заняла немного денег, съездила в Иваново за девчонками, старый клиент, начальник райотдела полиции, обещал ей «крышу». Оля открыла бордель — и её дела пошли хорошо. Заботы о чистоте и гигиене, полицейские «субботники», еженедельные отчисления их начальнику...

О том, что под её крышей подполковнику всегда были рады и он не платил, не приходится и говорить. Что произошло дальше, осталось неясным, вроде бы Оля узнала то, что ей не надо было знать. Её искали и полиция, и бандиты. Оля пряталась от них в Подмосковье, затем её следы затерялись.


Гуля: путь филолога

Проституция — безусловное зло, но оно будет вечным потому, что многим женщинам это занятие нравится, а многим мужчинам оно необходимо. И всё же не стоит торопиться с презрением. Осуждая, будем помнить, к чему человека могут вынудить обстоятельства.

Гуле за сорок, в родном Ташкенте она работала в университете, заведовала кафедрой русского языка и литературы. Потом эту кафедру закрыли, и она получила кафедру арабистики. А когда университет избавился и от неё, Гуля с отцом завели бизнес: их маленькое предприятие изготавливало красивые, штучные двери. Всё шло отлично, они купили новую «Киа», но потом бизнес зашатался, понадобились деньги. И Гуля отправилась на временные гастроли в Москву, в бордель на Соколе, где проходимость — как в аэропорту Домодедово.

Будем надеяться, что у неё, Оли, Тахмины и тысяч других женщин, волей-неволей зарабатывающих сексом, всё сложится хорошо.


самое читаемое
Другие новости
Top