USD  63.2746 EUR  73.4808
GOLD1,223 $   Brent73.34 $ Bitcoin7,384.42 $
МОСКВА23°C11:41
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

А сало... русское едят!

Российский фермер Джон Кописки ТАСС/Владимир Гердо

Российский фермер Джон Кописки

общество [ версия для печати ]
Почему иностранцы переезжают жить в Россию?

Порой кажется, что восхищение Европой, да и вообще любой заграницей, давно стало частью нашего менталитета. Начиная с пушкинских времён на смеси французского с нижегородским мы хвалим дальние края и сравниваем с ними Россию не в пользу оной, мечтая, что какой-нибудь «америкэн бой» увезёт нас с собой. А тем временем эти американские, и французские, и даже японские «бои» едут сюда! И живут, и счастливы, и вовсе не собираются возвращаться домой в заморские края. News.ru поговорил с несколькими иностранцами, переехавшими в Россию, и узнал, почему они так поступили и как им вообще тут.


«Если любишь, потерял покой, оставайся лучше ты со мной...»

Словно строчка из старинной русской песни сложилась судьба японца Кенджи-сана. А всё из-за того, что как-то вечером пошёл он в родной Осаке отдохнуть в клуб и увидел там её — русскую танцовщицу Иру. Заплатил клубу, чтобы она с ним поужинала. Потом — заплатил, чтобы её отпустили с ним погулять в выходные. Всё закрутилось мгновенно, чувство, огромное, как цунами, которого боятся все японцы, оказалось взаимным. Перед отъездом Ирины из Осаки домой, в Москву, через полгода, Кенджи сделал предложение. Ира согласилась. Только...

Вот тут-то и разразилось в его судьбе неожиданное землетрясение амплитудой в девять баллов.

— Только я не хочу уезжать с родины, — робко сказала Ира. — Давай будем жить у меня?

С тех пор уже 10 лет Кенджи живёт в Москве, работает бизнес-консультантом. И, кстати, считает, что в России много преимуществ.

— Во-первых, борщ и пельмени, — перечисляет Кенджи. — Я был потрясён этим вкусом и очень полюбил. В Японии ведь нет ни свёклы, ни 15-процентной сметаны. Теперь не понимаю, как люди без этих продуктов вообще живут. А вот то, что в России называют суши, это не суши — это роллы. В Японии суши другие — это кусочки сырой рыбы. И совсем другие на вкус соевый соус и майонез. Их мы стараемся привозить из Осаки, когда посещаем моих родных.

Родных, правда, Кенджи-сан теперь видит не чаще чем раз в два года — слетать в Японию по нашим временам удовольствие не из дешёвых. Зато они с женой часто путешествуют по России. Японцу очень нравится русская природа.

— Дикость! Вот это самое лучшее и самое одновременно худшее в России, — рассуждает японец. — С одной стороны — дикая природа, которой много, раскрепощённые люди, которые не стыдятся своих чувств, и это захватывает. В Японии все мои друзья спят с жёнами в разных комнатах, а тут все спят в одной кровати. А с другой стороны — могут нахамить, это неприятно. И бывает грязно-сломано — это другая сторона русской дикости. Но это меньшая из жертв, которую можно заплатить за счастье. Правда, Нина? — вдруг обращается Кенджи к жене.

Оказывается, ей тоже пришлось принести своеобразную жертву за любовь. Поскольку муж так и не научился выговаривать её имя, Ирина его сменила на более удобное для его произношения — Нина. Даже поменяла в паспорте.


ТАСС/Валерий Шарифулин

Не нужен мне замок французский!

Валери семьдесят, и во Франции у него есть целый собственный старинный замок. Но из России, он говорит, уедет в лучшем случае лет через двадцать.

— Туда поеду только умирать, а пока я ещё довольно молодой, — говорит он.

Жизнь в провинции, где находится замок Валери, неспешна. Виноградники, природа, добрые соседи — живи не хочу. Но вот драйва нет вообще. Зато в России всё иначе. Как приехал, всё сразу закипело, зашевелилось.

— Идея моя была проста, как всё гениальное, — рассказывает Валери. — Во Франции у меня есть замок, а в России есть люди, которым бы хотелось в этом замке пожить. Что это за люди? Те, кто нуждается в покое, уединении, в творческой атмосфере. И тут меня осенило: художники! Вот я и создал фирму и стал возить русских художников к себе в замок во Францию, как говорится, на пленэр. Бизнес, что интересно, тут же пошёл. И как только он пошёл, нагрянула полиция, всё разбомбили в моём офисе, нашли нарушения. Тут меня таким проняло адреналином — помолодел сразу лет на тридцать! И всё создал заново. Опять проверка! Опять создал! Тогда — пожар...

Одним словом, о своих приключениях в России предприниматель-француз может рассказывать до бесконечности. И о том, как приходилось спать в гараже у знакомых и на вокзале в зале ожидания, и о том, как, чтобы не помереть с голоду, ел, путешествуя по презентациям и выставкам, о которых сообщали друзья-художники. Но всё же бизнес свой французу удалось отстоять. А главное — он утверждает, что благодаря всему пережитому отлично себя чувствует.

— Россия — это чистый адреналин! Инъекция молодости! — восхищается француз. — Что я делал в той Франции? Слонялся по своему замку да пил столетнее вино из своих подвалов. А тут — совсем другое дело! Не забалуешь! Поэтому я ни на что не променяю Россию. Только тут можно всю жизнь до смерти оставаться молодым.


Марк выходит из мрака...

А вот американец Марк в Россию приехал не за мифическими любовью и адреналином, а за вполне прозаичными деньгами. И тоже удачно. Его фирме удалось выстоять и перестройку, и все кризисы. И именно в России он стал по-настоящему богатым человеком.

— Я как-то сразу понял, на чём в Москве хорошо делать деньги, — рассказывает Марк. — Вот и открыл риелторскую компанию. Но не для местных, а для таких, как я, — иностранцев. Ведь если какая-то из брендовых компаний вызывает сюда, в Россию, специалиста, это история особая. Ему, как правило, дают очень большую зарплату, оформляют очень дорогую страховку, обязательно дают машину — это корпоративная этика зарубежных компаний по отношению к своим соотечественникам. Ну и, конечно, квартира такому приглашённому специалисту нужна высшего класса, в хорошем районе, с отличным ремонтом, хорошо охраняемым подъездом. Стоят такие недёшево — и их мы и подыскиваем. Но и фирма готова платить. Поэтому в нашей базе весь центр Москвы.

Из России Марк тоже никуда уезжать не собирается. Наоборот, в ближайших планах у него укрепление позиций, недавно он познакомился с подходящей москвичкой и сделал ей предложение. Что же касается «некомфортной жизни» в России, на которую мы все пеняем, у американца мнение совсем другое.

— Самая главная проблема России — это трафик, — считает он. — Клиенты постоянно жалуются, что хотя им дают дорогие машины, на них невозможно ездить, всё время пробки. Но моему бизнесу это даже выгодно — ведь в таком случае клиент начинает зависеть от района, и тут у нас в руках оказываются все карты.

— Ну и люди, — спустя минуту добавляет он, — Совершенно недисциплинированные, неуправляемые и... не умеют улыбаться клиентам. Сегодня только одну девушку оштрафовал за это на 100 долларов.

Впрочем, это Марк так говорит, потому что просто не знает, что когда он уходит в свой кабинет, все русские сотрудники его офиса очень сильно веселеют.

— Знаете, где его кабинет находится? — с загадочным видом спросила нас девушка с ресепшена. — Там, где раньше был туалет! Он под свой кабинет мужской туалет переделал. И сидит там целыми сутками. А ещё, знаете, как мы его зовём? Не Марк, а Мрак!

Так что, видимо, американцу ещё многое предстоит узнать о России. Впрочем, с тем, что страна мы непредсказуемая, вряд ли поспоришь.


самое читаемое
Другие новости
Top