USD  62.2934 EUR  72.4659
GOLD1,241 $   Brent71.93 $ Bitcoin6,693.29 $
МОСКВА28°C09:00
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Дань памяти

www.studio44.ru

общество [ версия для печати ]
Личные истории помогли петербургским архитекторам выиграть конкурс проектов музея блокады Ленинграда

Победителем конкурса архитектурных проектов музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда» стала петербургская архитектурная мастерская «Студия 44» Никиты Явейна.

О создании музея блокады говорят уже много лет, однако до последнего времени дело никак не продвигалось. И вот, наконец-то, состоялся конкурс проектов, который хотя и вызвал волну критики, но всё-таки стал точкой отсчёта на пути к созданию современного музея, посвящённого трагическим событиям в жизни Ленинграда.

После месячного затишья, прошедшего со дня закрытия непродолжительной выставки проектов, жюри объявило победителя.

«Восьмого октября подвели итоги выставки-конкурса архитектурных проектов на строительство нового музейно-выставочного комплекса „Оборона и блокада Ленинграда“, который планируют в историческом центре Санкт-Петербурга на Смольной набережной. Победителем конкурса признан проект архитектурной мастерской „Студия 44“», — говорится в сообщении АО «Центр выставочных и музейных проектов».


Родом из блокады

Как рассказали News.ru в пресс-службе архитектурной мастерской, для создателей проекта музея это во многом личная история: их родители, бабушки и дедушки жили в блокадном Ленинграде и защищали его.


Над проектом трудились не только маститые, но и начинающие архитекторы, которым о блокаде рассказывают родители, а им рассказали их родители. Для новых поколений ленинградцев-петербуржцев создание музея блокады — это дань памяти всем погибшим, выжившим в невероятных условиях, защитившим родной город.


«Выстоявший город»

Хорошо известный жителям и гостям города музей в Соляном переулке планируется сохранить, а новый музей построить на Смольной набережной в излучине Невы. По проекту он расположится на почти 25 тыс. квадратных метров и будет включать в себя постоянную и временную экспозиции, многофункциональный образовательный центр, конференц-центр и кинозал, а также Институт памяти, архив и фондохранилище, библиотеку и читальный зал.

www.studio44.ru

По информации пресс-службы «Студии 44», архитекторы предлагают создать некую матрицу состояний и переживаний, позволяющую увидеть войну глазами блокадного жителя.

«Эта сверхзадача нашла своё отражение в организации музейного пространства. Главный зал опоясывает мультимедийная стена „872 дня блокады“. На карниз „Кольца блокадного времени“ нанесено 872 деления — по числу дней блокады. В соответствующих по дате местах в стене устроены входы в выступающие за контур холма тематические блоки музея», — отмечают в пресс-службе.

Гости музея смогут зал за залом, как по своеобразному тоннелю, пройти по Дороге жизни, узнать о военных операциях по освобождению города, прорыве и снятии блокады.

«Пройдя тоннель до конца, посетитель получает возможность выйти на смотровую площадку и убедиться, что город жив», — отмечают архитекторы.

Главный музейный зал — это камерная площадь неправильной формы, которую образуют стены «домов». Здесь предлагается обустроить Пространство блокадных дневников: в шести «комнатах» от первого лица идёт повествование о пережитом.

«В Пространстве дневников тема личной боли, трагедии, катастрофы достигает своего крещендо», — подчёркивают авторы проекта.

Кульминационное пространство музея — Зал памяти, который расположен на втором этаже, над дневниковой зоной. В его тишине и полумраке мерцают свечи в нишах стены-колумбария, а призрачный свет выхватывает из тьмы выбитый в камне мартиролог — многотысячный поимённый список жертв блокады.

Впереди ещё много работы, но идея создания современного музея блокады в Ленинграде начала обретать реальные черты.

Руководитель «Студии 44» Никита Явейн, специально для News.ru:

— Для меня работа над этим проектом — это дань памяти бабушке и отцу, которые прожили в Ленинграде все 872 дня блокады, это моральный долг перед матерью, оставшейся вдвоём с сестрой сиротами после голодной смерти родителей в 1942 году. Возможно, поэтому наш проект получился даже более детализированным и эмоциональным, чем того требовало задание.

На самом деле мы не должны были делать конкретные предложения по экспозиции, потому что нам всем — музейщикам, проектировщикам, общественности — ещё только предстоит понять, чем этот музей будет наполнен. У всех своё личное представление о блокаде: для кого-то это синоним героизма и мужества, для кого-то — боли, страданий, безвозвратных потерь. Мы поставили перед собой задачу увидеть войну глазами блокадного жителя, создать не чисто просветительский музей, но некую матрицу состояний и переживаний, сопряжённых с рассказом о блокаде Ленинграда. Эта сверхзадача нашла своё отражение в организации музейного пространства.

Главный зал экспозиции опоясывает круговая мультимедийная диорама — она представляет официальную летопись обороны Ленинграда. По мере продвижения от периферии к центру зала нарастает персонализация в подаче материала и его восприятии. В самом центре у нас задумано Пространство дневников — где тема личной боли, трагедии, катастрофы звучит особенно остро.

Очень важен был для нас и внешний облик музея, его метафорический смысл: холм и прорастающая из него скульптурная группа объёмов — это дома блокадного Ленинграда, израненные осколками снарядов, опалённые фугасным огнём, с заклеенными крест-накрест окнами — но выстоявшие.

Молодой архитектор «Студии 44» Иван Кожин, специально для News.ru:

— Это был очень важный конкурс, который в городе давно ждали: городу очень нужен музей блокады. Он мог бы поставить, наконец, Петербург на карту европейских городов, для которых тема войны и скорби является очень важной. В нашей мастерской работают в основном петербуржцы, мы находимся в центре города, и когда был объявлен конкурс, мы стали вспоминать истории своих семей. Оказалось, что у всех есть воспоминания, и получилась очень личная тема. У Никиты Игоревича (Явейн. — Ред.) мама жила в блокадном Ленинграде. Мои бабушка и дедушка, архитекторы по профессии, пережили блокаду. И им удалось передать нашему новому поколению трепетные чувства к городу. Всё это повысило наш уровень ответственности, потому что мы всё равно находимся в каком-то диалоге со своими личными переживаниями. В этом конкурсе были хорошие европейские работы, но работы всех петербургских архитекторов были лучше — возможно, потому, что мы все глубоко переживали эту тему. Нельзя было упасть в грязь лицом, все хотели сделать очень хорошо. Для нас была большая честь участвовать в этом конкурсе, и мы очень рады, что выиграли.


Другие новости
Top