Сообщение о том, что в одном из подъездов дома по Дмитровскому шоссе невыносимо воняет экскрементами, поступило в полицию Тимирязевского района Москвы вечером 2 июня. Приехав на вызов, оперативники обнаружили в квартире около 70 истощённых, голодных и обезвоженных кошек. Трое из них были мертвы. Как выяснилось, «любительница» животных, москвичка Светлана Зайцева, активно собирала деньги на содержание животных, но не пыталась даже напоить их.


Помещение, где жили и умирали несколько десятков «хвостов», принадлежит московскому художнику Юрию Миракову, а Светлана Зайцева лишь арендует его с апреля 2019 года, пишет «Комсомольская правда». Кошатница, как выяснилось, не предупредила хозяина жилья, каким образом намерена использовать квартиру. Не рассказывала она и владельцам животных, которых за деньги брала на передержку, о том, что не собирается кошек кормить, убирать за ними и даже не нальёт им воды. Впоследствии выяснилось, что у Зайцевой есть ещё как минимум две квартиры, куда доверчивые кошатники отвозили своих питомцев. По одному из двух других адресов также были найдены истощённые, измученные жаждой и болезнями животные. Общее число «опекаемых» Зайцевой кошек приблизилось к 100.

Плата за содержание одного животного составляла от 4 до 7 тыс. рублей в месяц — коммерческий успех предприятия очевиден. Но, как выяснилось, владелица «кошачьего Освенцима» не всегда была страшным монстром, наживающимся на жалости к животным. News.ru удалось поговорить с людьми, которые были знакомы со Светланой Зайцевой. Сначала они вместе спасали кошек, затем рассорились и вновь вспомнили о ней только сейчас, когда разразился скандал.

Интересно, что все, с кем удалось поговорить, просили не называть их настоящих имён, поскольку главная героиня скандала и прежде угрожала им расправой, а что будет теперь, когда за неё взялись правоохранительные органы, вообще неизвестно.

Волонтёрская деятельность Зайцевой

О том, как обычно действуют зооволонтёры, News.ru рассказала Анна Ж. — кошатница со стажем. Обнаружив кошку на улице, её отлавливают и везут к ветеринарам, затем лечение, а после — пристройство животного постоянным хозяевам или в крайнем случае на передержку. Для непосвящённых: передержка — место, где найденное на улице или осиротевшее животное содержится до того времени, когда у него найдётся новый любящий хозяин. Как правило, человек, передавший животное на передержку, остаётся в роли его куратора.

Зайцева постоянно держала несколько своих кошек; помимо этого вылавливала на улице бездомных животных, лечила их, стерилизовала, затем либо пристраивала в хорошие руки, либо оставляла у себя. Кошки в квартире Светланы были ухоженными и здоровыми, в чём Анна, общаясь с нею в течение нескольких лет, неоднократно убеждалась.

Я бывала дома у Светланы Зайцевой, и не раз. Наше тесное общение происходило в 2015–2016 годах. Кошек у неё тогда было немного, и все они были ухоженные, здоровые и сытые: у них были самые лучшие корма. В квартире всегда было чисто, никаких запахов кошачьих экскрементов, — рассказала Анна. — Сама Светлана всегда выглядела отлично — с причёской, маникюром, хорошо одетая. Любила говорить, что как репетитор по испанскому языку не может позволить себе какую-либо неряшливость.

Постепенно число любимцев в квартире росло, но не становилось критичным — по крайней мере, в конце 2016 года их было не более десятка. Анна отмечает, что Светлана действительно хорошо, как ей казалось, относилась к животным, искренне любила их.

Одна из кошек во дворе была диковатой, но Светлана во что бы то ни стало решила её приручить. Она целый год ходила кормить эту кошку свежим мясом, дважды в день. И ей удалось завоевать её доверие — по прошествии года кошка переехала к ней домой, — рассказывает Анна.

Когда Анне в 2016 году пришлось отдать одну из подобранных кошек на передержку Светлане, она была уверена, что ничего плохого просто не может быть, ведь она своими глазами видела, в каких прекрасных условиях содержатся животные. Было решено, что Анна отдаёт кошку Светлане, оставаясь куратором животного, при этом не оплачивает её ежемесячное содержание, но платит за ветеринарное обслуживание. И вот здесь начались странности.

Преступление

Забрав кошку, Светлана стала регулярно рассказывать Анне, что пролечила кошку от того или иного заболевания, но при этом не предоставляла ни фотографии самого животного, ни выписки из истории болезни. Не увидела Анна также и назначений, якобы сделанных врачами, и оплаченных чеков. Но озвученные в устной форме суммы за ветеринарное обслуживание были немаленькими — больше среднего. И всякий раз Зайцева рассказывала о том, что это был какой-то особый, сложный случай, нетривиальное заболевание, отягощённое осложнениями и потребовавшее дополнительных медицинских манипуляций — УЗИ, рентгена, биохимических анализов, обследования на инфекции.

Анна посоветовалась со своей приятельницей, Ириной К. Ирина была знакома как с Анной, так и со Светланой, так как круг зооволонтёров узок, а соцсети сближают их ещё больше.

zooshans_yar/vk.com

Ирина поначалу была очарована Светланой не меньше, чем Анна. Она была убеждена: Светлана — душевнейший человек, искренне любящий кошек и желающий им помочь. Но постепенно стали накапливаться странные эпизоды: Зайцева часто просила финансовой помощи, неоднократно занимала деньги, но не возвращала. Ирина также отдала ей во временное пользование довольно дорогие клетки и несколько переносок для кошек, и больше никогда их не видела.

Ирина и Анна стали отслеживать волонтёрскую деятельность Светланы и заметили, что она ведёт сбор средств на содержание животных, но не всегда со своей страницы. А собрав деньги, Зайцева чаще всего прекращала общение с доверчивыми пользователями соцсетей. Тогда Ирина и Анна решили забрать своих животных, но получили не только отказ, но и целый ряд угроз. И даже после этого девушкам не хотелось верить, что их знакомая создала «чёрную передержку».

«Чёрные передержки» — явление нередкое, — говорит Анна Ж. — Часто бывает так, что начинают люди с нормального отношения к животным и действительно заботятся о них, тратят на них полученные от кураторов деньги и вкладывают ещё и свои, зачастую немалые. А в конце концов набирают очень большое количество животных и скатываются к сплошной наживе. Опытному глазу видно даже по объявлениям в соцсетях, где мошенники, а где нет. И ведь что удивительно: именно мошенники всегда находят свою аудиторию — тех, кто доверчиво перечисляет им деньги.

И всё же случай с Зайцевой стоит особняком: слишком много «узников» обнаружили сотрудники полиции и волонтёры по уже известным адресам (в Сети высказывают предположение, что квартир-концлагерей на самом деле больше — возможно, их найдут в ближайшие дни).

Кошке Анны Ж. повезло — она выжила. Сразу же после вскрытия квартиры, 2 июня, Анна забрала её и отвезла к ветеринару. Дистрофия (вес около 2,5 кг, что для взрослого животного слишком мало), обезвоживание, блохи, ушной клещ — это лишь то, что на поверхности. Результаты сданных анализов покажут, какие ещё болячки нажило животное, в течение трёх лет находясь «под опекой» Светланы Зайцевой. А вот Ирина К. свою кошку среди спасённых «хвостов» не обнаружила — ни среди живых, ни среди мёртвых.

Всего из квартир Светланы Зайцевой вывезено 92 кошки, — рассказывает Анжела Гази, волонтёр Красного Креста, подключившаяся к спасению животных. — Девочкам, которые их забрали, сейчас очень тяжело. Некоторые из них взяли до десяти «хвостиков», и все они в тяжёлом состоянии.

Наказание

Волонтёрское сообщество возмущено до предела. Соцсети кипят. История дошла до городских властей — председатель комиссии Мосгордумы по экологической политике Зоя Зотова готова подключиться к выяснению обстоятельств произошедшего, о чём 4 июня сообщило Агентство городских новостей «Москва».

Это чрезвычайное происшествие. Мы готовы подключиться к выяснению обстоятельств, направить обращения в соответствующие органы. Животных надо спасать, — сказала Зоя Зотова.

Зотова объявила, что намерена обратиться в полицию, Роспотребнадзор и столичный Комитет ветеринарии с просьбой провести проверку. Впрочем, в полицию уже обращались: как свидетельствуют волонтёры, сначала Зайцеву привели в отделение полиции в Тимирязевском районе, где она ознакомилась с написанным в её адрес заявлением, но затем отпустили.

Зоя ЗотоваЗоя Зотоваmosgorduma/facebook.com

Хотелось бы, чтобы Светлану Зайцеву наказали именно за жестокое обращение с животными — согласно тому самому федеральному закону, что был принят в декабре 2018 года, — говорит Анна Ж. — Но, скорее всего, как это часто бывает, ей предъявят обвинение в мошенничестве с деньгами и на этом сосредоточатся. Закон, защищающий животных, у нас пока не заработал.

Депутат Госдумы Николай Валуев — один из авторов закона, который так долго ждали все любители животных. Его мнение по отношению к ситуации с «узниками Зайцевой» однозначно.

В законе «Об ответственном обращении с животными» сказано: «Жестокое обращение с животным подразумевает такое обращение, которое привело или может привести к гибели, увечью или иному повреждению здоровья животного (включая истязание животного, в том числе голодом, жаждой, побоями, иными действиями), нарушение требований к их содержанию, причинившее вред здоровью животного, либо неоказание при наличии возможности владельцем помощи животному, находящемуся в опасном для жизни или здоровья состоянии». Мне кажется, эта формулировка является ответом на вопрос о том, какое обвинение может быть предъявлено Светлане Зайцевой, — сказал News.ru Николай Валуев.

Голодные, лишённые воды кошки всех возрастов, брошенные на произвол судьбы в арендованных квартирах, вполне подпадают под определение существ, испытывающих боль и страх. Однако захотят ли в суде применять именно эту норму или, как это часто бывает в России, строгость закона будет компенсироваться необязательностью его исполнения?

Кто виноват?

Эксперты не торопятся вынести обвинительный вердикт только в адрес Зайцевой, хотя её вину отрицать невозможно.

Людям, которые искренне любят животных, трудно поверить в то, что с кошками, собаками или какими-то другими зверьками можно обходиться плохо. Они на подсознательном уровне отрицают факт жестокости по отношению к животным, а манипуляторы и мошенники пользуются этим как некой глубинной ценностью, — комментирует историю с Зайцевой эксперт в области психологии здоровья, основатель Центра рациональной психологии Михаил Хорс.

Однако психолог считает, что в случае с Светланой Зайцевой виновата не только она одна. Деньги не портят человека, они, как лакмусовая бумажка, проверяют его, напомнил психолог. Казавшаяся доброй и душевной преподавательница испанского языка, москвичка предпенсионного возраста (Светлане Зайцевой сейчас 54 года) проверку «золотым тельцом» не прошла. Но и кураторы кошек, по мнению Михаила Хорса, спровоцировали её своей излишней наивностью.

С Зайцевой всё понятно, она совершала мошеннические действия. Но в этом конкретном случае нельзя снимать ответственность с кураторов, отправлявших деньги на содержание кошек и не требовавших отчёта. Они фактически финансово растлили содержательницу передержки. Деньги, которые приходят бесконтрольно и безотчётно, растлевают человека. Не то чтобы я оправдываю Светлану Зайцеву, но если вы отдаёте деньги, то вы должны контролировать, на что они тратятся, — комментирует психолог. — Ответственность в данном случае лежит и на кураторах, проявивших инфантильность.

Эксперт напомнил: во всех ситуациях, где фигурирует благотворительность, дело не должно заканчиваться выделением финансов — крайне важно отследить дальнейший путь денег, добиться отчётности. В противном случае благое дело превращается в простую формальность, что в случае с животными часто принимает форму трагедии.