USD  61.7494 EUR  75.3281
GOLD1,322 $   Brent74.37 $ Bitcoin8,744.80 $
МОСКВА13°C12:30
поиск ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Грудь преткновения

Фото: © vk.com/Юлия Савиновских

общество [ Версия для печати ]
Власти отказались вернуть приёмных детей женщине, сделавшей хирургическую операцию по удалению груди

25 сентября News.ru написал об инциденте, который обсуждает вся Россия. У приёмной мамы из Екатеринбурга органы опеки отняли приёмных детей после того, как она сделала операцию по уменьшению груди. И вот свежие новости: сегодня стало известно, что приёмная мама получила официальный ответ от Министерства социальной политики Екатеринбурга. Вернуть детей отказано.

«Не отдадим, а почему — не скажем»

Ранее Юлия Савиновских — та самая мама, главная героиня этой истории — обращалась с требованием вернуть детей в Орджоникидзевский суд Екатеринбурга. Суд отказал. Теперь же отказ подтвердило Министерство соцполитики. Скриншот документа Юлия опубликовала в своём Facebook.

«По результатам рассмотрения материалов, нарушений в деятельности Управления социальной политики по Орджоникидзевскому району города Екатеринбурга не выявлено, — говорится в нём. — Опекуны (попечители) могут быть освобождены от исполнения их обязанностей по инициативе органов опеки и попечительства в случае возникновения противоречий между интересами подопечного и интересами опекуна или попечителя. Такие противоречия были установлены органами опеки и попечительства, что стало причиной изъятия детей из вашей семьи».

Какие именно интересы подопечных и опекунов не совпали, в документе, подписанном замминистра Свердловской области Е.Д. Шаповаловым, не уточняется.


Загадки в темноте

И, кстати, вот именно это вызывает больше всего вопросов.

Главный и первый из них — почему всё-таки детей изъяли из этой семьи? При том, что в соцсетях и СМИ ситуация обсуждается очень активно, реального ответа нет. Есть только слух о том, что Юлия Савиновских, готовясь к операции по удалению груди, вела в Интернете блог от мужского имени. Но разве это повод лишать детей матери?!

Вопрос номер два не менее интересный. Если Юлия — плохая мать, почему детей забрали только сейчас? Ведь оба приёмных мальчика жили в этой семье довольно долго. Дима — три года, а Костя — полтора. И что же? Получается, чтобы выявить проблему в приёмной семье, органам опеки понадобились годы? Но качественно ли работают в таком случае органы опеки?

Вопрос номер три. Оба мальчика были взяты в семью с серьёзными диагнозами. У обоих за это время была серьёзная положительная динамика. А это может говорить только об одном — в семье этой детям было хорошо. Так почему вдруг решили, что им там плохо?

И, наконец, вопрос номер четыре, которым также задаётся множество людей, поддерживающих Юлию в соцсетях. Что это за причина, согласно которой из семьи забрали именно приёмных детей? А родных — их трое — оставили. Что такое происходит в этой семье, что находиться в ней родным детям можно, а приёмным — нет? Тем более что сама Юлия детей на родных и неродных не разделяет. И заявляет, что будет бороться за всех до конца.


Страшная опека

Со слов авторитетного эксперта, психолога и приёмной мамы Елены Мачинской, которая обсуждала с News.ru данную ситуацию неделю назад, скорее всего, «у этой истории есть какая-то другая сторона, которую органы опеки, возможно, не разглашают в интересах детей».

Судя по тому, что происходит — что детей Юлии Савиновских возвращать отказываются и не называют при этом конкретную причину, так и есть. А значит, в этой истории есть некий скрытый камень преткновения. Но правильно ли его скрывать сейчас? Когда общественность крайне возмущена данной ситуацией, многие сочувствуют Юлии, а мамы — и не только приёмные — примеривают её опыт на себя. Тем более что отношение к органам опеки в России и так далеко неоднозначное: большинство давно уже воспринимает этот орган как карательный, а слово «опека» в его названии и подавно утратило положительный смысл. Регулярно читая новости о том, что из российских семей то и дело забирают детей, мы все, что скрывать, подобного боимся.

Пока же официального комментария на эту тему для СМИ от органов опеки и Министерства соцзащиты Екатеринбурга нет, открыто говорит только сама Юлия.

«Кто решает? Какие рамки? Кто их устанавливает? Только юбки? Какой высоты каблук? Допустим макияж или только естественная красота? Стричься коротко можно? Джима Джармуша смотреть? В какие заведения вход не воспрещен? Какие мысли не допустимы? Сидеть в щели. Быть как все. Бояться отличатся от других. Здравствуй, "Северная Корея"», — заключает в своём Facebook она.

И как раз вот эти слова российским людям очень понятны. Особенно женщинам, в которых они, безусловно, вызывают желание затеять бабий бунт, бессмысленный и беспощадный.


Читайте также
общество 15:14, 25 сентября 2017
Отлучили от груди
После операции на груди у жительницы Екатеринбурга органы опеки отобрали приёмных детей
Top