Крестина, Ангелина и Мария Хачатурян обвиняются в убийстве своего отца Михаила по предварительному сговору. Следствие установило, что девушки долгое время подвергались насилию со стороны родителя, в том числе сексуальному. News.ru побеседовал с армянами в России и Армении, узнал их точку зрения на дело и на то, как, на их взгляд, освещают событие в двух странах.


Каро Гукасян, гражданин Армении:

Пятьдесят процентов людей не знают об этой истории, нo кто знает, у тех два мнения. Первые говорят, что их отец всегда бил детей, унижал и другого выхода у них не было. Они считают, что то, что случилось, конечно, плохо, но у детей не было другого выхода. Вторая сторона говорит, что эти дети были очень очень «открытыми», всегда гуляли и их отец, будучи строгим человеком, наказывал их за такое поведение. А они были такими, что не могли с таким строгим отцом жить, вот и убили. Но так думает мало людей. У нас в Армении таких называют «кярт». В России тоже это слово есть — гопники. Лично моё мнение — не надо сажать детей, надо с ним заниматься, им нужны самые лучшие психиатры, пусть максимально у них будет домашний арест, например, на 1–2 года. Если их посадят — для них это будет очень плохо, так как что творится в российских и армянских тюрьмах, известно.

Гражданский активист Михаил Назарян, гражданин Армении:

В Армении это дело, конечно, обсуждают. Общая точка зрения такая: гражданин должен быть защищён государством, которое должно следить, чтобы таких ситуаций не было. Это промах правоохранительных и профильных государственных органов. Они не защитили своих граждан. Государство не выполнило своих обязательств, а люди пострадали. На мой взгляд то, что они сделали, — это самозащита. Ведь отец применял к ним насилие всю жизнь. Суд должен сестёр освободить.

Если в армянских деревнях спросить, что они думают про дело Хачатурян, мне трудно предположить, какой результат будет. Какие-нибудь консервативные люди могут, наверное, и задуматься над ответом. Думаю, в армянских деревнях всё ещё сложнее, чем, например, в обычном российском обществе «выносить сор из избы», но уже не так, как раньше. Если человек думает как гражданин, то для него главное — перманентное нарушение прав человека. Михаил с этой точки зрения в первую очередь не отец, а человек, который годами нарушал права девушек. К тому же в деле присутствует инцест, который в [консервативном] обществе также не воспринимается.

Нарек Костанян, адвокат, Москва:

Как адвокату мне понятно, что девушки могут быть осуждены и, следовательно, получат какой-то срок. Как ни крути, но было совершено убийство. Однако сейчас их судят по неоправданно жестокой статье — «Убийство, совершённое группой лиц по предварительному сговору». При этом предварительного сговора там не было — это видно по материалам дела, по тому, что установило следствие. Другое дело, что и самообороны, как некоторые считают, там не было. Для неё нужно, чтобы ответ жертвы был мгновенный, а сёстры напали на отца, когда он спал, как в этом они признались. Что тут есть — это убийство в состоянии аффекта, который может возникнуть и в связи с долго длящимися издевательствами. По этой статье и должны судить, по ней и сроки меньше.

Несмотря на то что я понимаю, что по закону девушки должны быть осуждены, я им симпатизирую. Они выросли в тяжёлых условиях. Как следствие установило, периодически подвергались сексуальному насилию. Надо понимать, что армянские семьи достаточно патриархальны, жаловаться на отца кому-то недопустимо. Думаю, если бы они были, например, в русской семье, им о поведении отца было бы проще рассказать и их судьба могла сложиться не так печально. На мой взгляд, большинство армян, проживающих в России, примерно так и думает. Надеюсь, что суд учтёт все смягчающие и другие обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности преступления, и с учётом аморального поведения потерпевшего назначит наказание ниже низшего предела, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Крестина ХачатурянКрестина ХачатурянСергей Булкин/News.ru

Гражданин Армении Максим Саргсян:

То, что там было насилие — очевидно. Нельзя отрицать, что в армянских семьях патриархат очень сильный. Если семья живёт за границей, то часто отцы считают, что нужно дочерей держать поближе к семье, чтобы ненароком не попали во всякие круги, не подверглись чужому влиянию. Я думаю, что девочки поступили неправильно — они могли найти другой выход. Но и винить их не могу — никто толком не знает, что они пережили и в каком состоянии были, когда убивали. Уважение к родителям в армянских семьях — особая традиция, а отец настолько довёл не одну, а всех троих дочерей, что они совершили нечеловечный поступок. Повторюсь, что винить их всё же не могу.

С теми армянами, с которыми я общался, дело обсуждали, и все думают примерно так же, как я. Про остальных не берусь судить. Я читал комментарии всяких националистов, которые говорят: «Что бы ни было, нельзя было отца резать», но в любом вопросе всегда будут две стороны.

Тереза Матевосян, юрист из Москвы:

Моё мнение изменилось после того, как стали известны результаты экспертизы. Вначале я абсолютно не поверила сёстрам, была уверена, что отец просто был строг с ними, так как хотел воспитать «настоящих армянок», плюс ко всему я просмотрела их профили в Instagram; девушки абсолютно не казались мне запуганными и измученными жизнью, напротив, было много фотографий с друзьями, в том числе и таких, которые могли не понравиться строгому отцу, да и даже моему отцу, который не отличается особой строгостью. Мне было легко в это поверить, потому что лично знаю семьи, в которых родители очень строго относятся к своим дочерям, но это приводит к обратному эффекту, ибо запретный плод сладок, а эти девушки стали обычными тусовщицами, которые могут что угодно придумать и сделать, чтобы сбежать от родителей на очередную вписку. При этом мне было несложно поверить в насилие со стороны отца. К сожалению, во многих армянских семьях такое всё ещё практикуется, и по отношению к детям, вне зависимости от пола, так и по отношению к жёнам.

По моим наблюдениям, в Сети большинство армян России поддерживают сестёр или равнодушны. Насчёт армян Армении пока сказать не могу. Возможно, национальность отца имела значение в том смысле, что всё его окружение считало его идеальным человеком, потому что внешне эта семья казалась «приличной». Для наших людей, к сожалению, имеет значение обложка, как это выглядит со стороны, пресловутое «что подумают люди», а уж что там на самом деле, люди узнают только после таких печальных событий. А те из соседей, кто знал правду, возможно, боялись говорить — мол, «кавказец ведь, зарежет ещё». Сейчас же национальность этого подонка не имеет никакой роли, а корни девушек тем более. В них, по факту, ничего армянского нет, кроме фамилии и внешности.

Трёх сестер Хачатурян задержали в 2018 году по подозрению в убийстве отца, тело которого нашли с многочисленными колото-резаными ранениями. Девушки нанесли себе раны, чтобы представить ситуацию как самооборону, однако позже рассказали, что напали на отца первыми. При этом в этот же день ранее Михаил Хачатурян нанёс им побои. На допросе девушки сообщили, что он издевался над ними годами, угрожал и использовал «как рабынь». Следствие постановило, что сестры совершили убийство группой лиц по предварительному сговору, которое стало результатом противоправных насильственных действий со стороны отца. Защита с этой формулировкой не согласна. Адвокаты настаивают, что их подопечные находились в ситуации необходимой самообороны. В поддержку девушек состоялись многочисленные акции. 27 июля в Москве в поддержку Хачатурян активисты планируют провести «Марш сестёр».