В России всё чаще грубо нарушаются права адвокатов. Защитников силой выносят из залов заседаний, угрожают и даже убивают. Они нередко становятся объектами необоснованных прослушек и оперативных разработок, неправомерно привлекаются к административной и даже уголовной ответственности. Всё это происходит на фоне резкого раскола в профессиональном сообществе. Об этом говорится в докладе, подготовленном международной правозащитной группой «Агора». В распоряжении News.ru оказалась копия документа.


Как утверждает автор доклада, юрист «Агоры» Александр Попков, поводом для публикации стал инцидент на IX Всероссийском съезде адвокатов 18 апреля 2019 года. Тогда спикеру, выступавшему с резкой критикой руководства, не дали закончить речь и в буквальном смысле посоветовали «закрыть пасть». Сыграло роль и другое обстоятельство: немного ранее группа из 32 российских адвокатов публично обратилась к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину с просьбой провести расследование в Адвокатской палате Республики Башкортостан. В письме правоведы сообщают, что в руководстве упомянутой палаты имеют место должностные злоупотребления и коррупция. Среди подписантов Михаил Беньяш, Анна Ставицкая, Дмитрий Ларин, Карина Москаленко и другие.

Автор отмечает нарастающую конфронтацию внутри адвокатского сообщества. Башкирские юристы в конце 2017 года написали заявление в правоохранительные органы, в котором утверждали, что сын президента Адвокатской палаты РБ Булата Юмадилова — Денис Юмадилов — занимает должность внештатного вице-президента этой организации, а зарплату получает из её фондов. Офис палаты, по словам заявителей, арендуется у тёщи Булата Юмадилова — Мукмины Бикташевой — на невыгодных условиях. Следственный комитет Республики Башкортостан через полтора года возбудил уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество, совершённое с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере). По данным ведомства, руководство палаты потратило более 3,7 млн рублей из собственного фонда на капремонт непригодного для работы помещения. Ранее, весной 2018 года, ФСБ задержала члена Квалификационной комиссии палаты Ромео Фарукшина за торговлю адвокатскими удостоверениями.

Есть и другие примеры противостояния между руководством палаты и её рядовыми участниками. Незадолго до упомянутого съезда Федеральная палата адвокатов внезапно реформировала специализированные СМИ, без объяснений уволив шеф-редактора сайта «Адвокатской газеты» и главного редактора журнала «Российский адвокат». Предположительно, это было связано с их демократичным подходом: журналисты хоть и не отличались либеральными взглядами, однако спокойно предоставляли трибуну всем желающим юристам.

В качестве примера давления на российскую адвокатуру автор приводит дело ЮКОСа. В 2003–2004 годах Минюст через суд пытался привлечь к дисциплинарной ответственности адвоката Ольгу Артюхову. Ещё через год после окончания процесса «Лебедева — Ходорковского» Генпрокуратура за «сговор с целью срыва процесса» инициировала вопрос о лишении адвокатского статуса девяти защитников, включая заслуженных Юрия Шмидта и Карину Москаленко. 6 апреля 2006 года произошёл арест Василия Алексаняна — корпоративного юриста ЮКОСа. В СИЗО здоровье Алексаняна резко ухудшилось, через полгода после заточения у адвоката диагностировали СПИД, а после ещё туберкулёз и рак. Лишь в 2008-м защитнику Ходорковского удалось выйти из изолятора под рекордный в те времена залог в 50 млн рублей. Через два года — в 2010-ом — дело прекратили за истечением сроков давности, а ещё через год Алексанян скончался.

Побороть подобный произвол можно лишь грамотными, сплочёнными действиями, считает докладчик. В 2017 году совместными усилиями Федеральной палаты адвокатов (ФПА), Совета по правам человека (СПЧ) и правозащитников был изменён регламент подписки о неразглашении данных предварительного следствия. Законодатель утвердил, что разглашением не будет являться изложение таких сведений в жалобах или передача их привлекаемым специалистам, а также обсуждение информации, уже распространённой стороной обвинения или ставшей известной в открытом судебном заседании.

Вообще дисциплинарные дела в отношении адвокатов находятся в ведении их Федеральной палаты.

Система разбора дисциплинарных дел состоит из нескольких ступеней. Сначала в адвокатской палате отсевают явно неприемлемые жалобы, потом дело разбирает квалификационная комиссия, в которую входят представители судейского корпуса и Минюста. Комиссия выносит заключение о наличии или отсутствии дисциплинарного проступка. Эти выводы необязательны для Совета адвокатской палаты, который, впрочем, сам не вправе выходить за пределы жалобы и заключения комиссии в части фактических обстоятельств. В итоге Совет прекращает дисциплинарное производство, если адвокат не нарушил нормы законодательства или КПЭА (кодекс профессиональной этики адвоката. — News.ru), либо устанавливает нарушение и определяет меру наказания, каковых всего три: замечание, предупреждение и прекращение статуса адвоката, — говорится в докладе Александра Попкова.

В итоге большая часть таких обращений признаются неприемлемыми, а в 17% случаев нарушение и вовсе отсутствовало.

Агора

Но преимущества централизованной системы дисциплинарного производства также являются её недостатками. Процедура не предусматривает возможности апелляции, если речь не идёт о лишении статуса адвоката, что допускает различные злоупотребления.

В 2016 году известного адвоката Игоря Трунова лишили статуса за его высказывания «о коррупционной составляющей» в адвокатуре, «адвокатах-несунах» и давлении на «неугодных юристов», а также «о незаконном избрании президентов ряда адвокатских палат». Трунову удалось отстоять себя в российских судах, которые отменили решение АП Московской области.

Подводя итоги, Попков требует устранить ущербность избирательной системы, не превращая выборные должности в наследуемые титулы и бороться с коррупционными проявлениями, а не со свободой слова.

Ограничение сроков пребывания в руководящих должностях могло бы обеспечить сменяемость власти в ФПА, — считает автор.

На «угрозы извне» — давления, насилия и иные нарушения прав защитников — необходимо реагировать сообща. Для этого разумно было бы предусмотреть выплату гонораров или компенсаций за действия в интересах палаты. Эти и другие реформы в отечественной адвокатуре автор предлагает в полном тексте доклада «Агоры», который в понедельник будет опубликован на сайте организации.