Продолжение конфликта в сирийской провинции Идлиб, которая остаётся в руках протурецких боевиков и радикальных группировок, может вынудить Анкару закрыть пролив Босфор для кораблей ВМФ РФ. Об этом заявил обозреватель турецкого телеканала Haber Turk Мухаррем Сарыкая со ссылкой на свои источники в руководстве страны. По его словам, подобные опции находятся «на столе» у президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Конвенция Монтрё, которая регулирует судоходство в проливах Босфор и Дарданеллы, даёт возможность для таких мер.


Сарыкая отметил, что наступательная операция сирийской правительственной армии в районе Идлиба, в результате которой продолжают гибнуть турецкие военнослужащие, усилила напряжённость в отношениях между Москвой и Анкарой.

Отступление в Идлибе означало бы, что Турция может сдать свои позиции на нескольких фронтах, особенно в Ливии. Вот почему турецкая решимость достигает такого уровня, после которого кризис может беспрепятственно достигнуть следующего, — говорит обозреватель Haber Turk.

Если за столом переговоров с россиянами не будет достигнут консенсус о судьбе мятежной сирийской провинции, считает Сарыкая, это приведёт к изменениям в выполнении некоторых пунктов Конвенции Монтрё. Турция может попросту заблокировать проход российских судов через Босфор на основании одной из статей соглашения.

Can Merey/Global Look Press

По Конвенции, за торговыми судами всех стран закреплена свобода прохода через проливы Босфор и Дарданеллы как в мирное, так и в военное время. Международным документом признаётся особое положение черноморских государств (Болгарии, Грузии, РФ, Румынии, Турции и Украины). Корабли и суда любого класса ВМС этих стран, в том числе подводные лодки, имеют право в мирное время проходить через проливы без ограничений при условии уведомления Анкары за восемь суток. Однако в случае участия Турции в войне и при «непосредственной военной опасности» ей даётся право запретить проход через проливы любым военным кораблям, а также регулировать режим судоходства по своему усмотрению.

Во время боевых действий, в которых Турция не принимает участия, у неё также есть право запретить транзит судов воюющей страны. Конвенция Монтрё неоднократно вызывала критику из-за того, что документ не конкретизирует условия, которые могут быть определены как «непосредственная военная опасность». Интерпретация этого пункта может быть очень широкой.

Следует заметить, что Эрдоган недавно сравнивал ситуацию в Идлибе с состоянием войны. А выступая 26 февраля в парламенте перед однопартийцами, он заявил, что турецкие силы не сделают ни шага назад в Идлибе, население которого, по мнению президента, не хочет возвращения под контроль официального Дамаска.

Мы обеспечим условия, при которых население [Сирии] вернётся в свои дома, — пообещал турецкий лидер. — Мы рассматриваем различные варианты, в том числе активное вмешательство.

Президент Турции полагает, что единственной проблемой Анкары в контексте кризиса вокруг Идлиба является проблема с использованием воздушного пространства.

Мы собираемся в скором времени решить этот вопрос, — сказал Эрдоган.

Он напомнил также, что отведённое Анкарой Дамаску время на то, чтобы вывести свои силы на позиции, оговорённые в сочинском меморандуме, истекает. После этого турецкое руководство может решиться на радикальные меры.

Пока что кризисной ситуацией в российско-турецких отношениях умело пользуются западные страны. Главнокомандующий Объединёнными вооружёнными силами (ОВС) НАТО в Европе генерал ВВС США Тод Уолтерс, который также возглавляет Европейское командование Вооружённых сил США, заявил, что Анкара и Вашингтон должны развивать двустороннее партнёрство и взаимодействие в рамках НАТО с целью противодействия РФ. По его словам, роль Турции в этой кампании должна быть центральной. В своём письменном вступительном слове к слушаниям в комитете Сената Конгресса США по делам вооружённых сил военачальник выразил уверенность, что и Москва, и Анкара «рассматривают Черноморский регион как свою естественную зону влияния», но «продолжают конфликтовать в Ливии и находятся в прямом столкновении в сирийском Идлибе». В долгосрочных интересах и Америки, и Турции — вести противодействие российской политике, уверен Уолтерс.

Добавьте наши новости в избранные источники