Ливан постепенно входит в орбиту влияния России. К таким выводам приходят наблюдатели, комментируя обстоятельства приезда ливанского президента Мишеля Ауна в Москву 25-26 марта. Накануне вылета в российскую столицу лидер ближневосточного государства не исключил, что может обсудить с президентом России Владимиром Путиным пограничный спор, который недавно разгорелся между ливанской и израильской сторонами. На роль посредника в этом вопросе, если судить по заявлениям госсекретаря Майкла Помпео, претендуют и США.


Предметом обсуждения на встрече двух президентов станут вопросы взаимодействия в экономике, торговле и гуманитарной сфере. Запланирован также обмен мнениями по актуальной международной и региональной проблематике, — говорится в сообщении кремлевской пресс-службы.

Недавно в прессе стран Персидского залива были сделаны предположения, что в ходе своего визита Аун может попросить президента России оказать помощь с рядом вопросов, которые касаются границ. Ливан хотел бы добиться от президента Сирии Башара Асада согласия на демаркацию сухопутных границ, сирийское правительство этому противится. Однако не менее важный вопрос – разделение морских рубежей. В 2017 году между Ливаном и Израилем обострился территориальный спор из-за того, что Бейрут выдал лицензии на разработку углеводородов у своего побережья консорциуму в составе французской компании Total, итальянской Eni и российской «Новатэк». Ожидается, что в 2019 году участники консорциума начнут разведочное бурение. По этой причине спор необходимо разрешать уже сейчас.

Я не вижу причин, по которым Россия не могла бы выступать посредником между Израилем и Ливаном по поводу морской границы и спорных запасов нефти и газа, — сказал Аун накануне своего отъезда в Москву.

Проблема заключается в том, что на роль посредника сейчас претендуют и Соединённые Штаты. Во время своего недавнего визита в Ливан Помпео заявил, что его страна готова помочь Ливану в урегулировании пограничного спора вокруг шельфовых месторождений газа в Восточном Средиземноморье. После встречи со спикером палаты депутатов Ливана Набихом Берри в Бейруте шеф американской дипломатии добавил, что приложить свои усилия может и ООН. Годом ранее предшественник Помпео – Рекс Тиллерсон — предлагал Ливану свои услуги медиатора. Однако ливанское правительство отвергло предложенный им сценарий с разделом шельфовых блоков, где, как предполагается, есть огромные запасы углеводородов. Тогда Аун выступил жёстко: он заявил, что Ливан «не уступит Израилю ни миллиметра». Учитывая сегодняшний уровень отношений между Россией и Израилем, не исключено, что у Кремля есть возможность склонить еврейское государство к более приемлемому для Ливана варианту. 

Президент Ливана Мишель Наим АунПрезидент Ливана Мишель Наим АунDalaty Nouhra/Xinhua/Global Look Press

Российская сторона не может не взвешивать в уме выгоды от потенциального энергетического сотрудничества с Ливаном. Президент международной ассоциации исламского бизнеса Марат Кабаев накануне заявил, что Россия хотела бы увеличить взаимные инвестиции с Ливаном. Сейчас самое подходящее время для этого, сказал Кабаев. У российских бизнесменов есть много инновационных идей, которые они хотят реализовать в ближневосточной стране, пояснил он. Отправной точкой мог бы стать северный город Ливана Триполи. Александр Гоголев, председатель ливано-российского делового совета, в свою очередь, указал, что Россия может сотрудничать с Ливаном во всех областях, особенно в банковском секторе. Такие крупные проекты в Ливане, как создание железных дорог и расширение порта Триполи, по-прежнему нуждаются в притоке инвестиций.

Наблюдатели видят в российско-ливанских отношениях признаки потепления и полагают, что  этот процесс является естественным, учитывая господствующую роль России в соседней с Ливаном Сирии. Однако такая ситуация вряд ли понравится американскому руководству, которое хоть и говорит об оптимизации военного присутствия на Ближнем Востоке, вряд ли готово расстаться с политической ролью. Как говорят наблюдатели, ливанскому руководству важно сейчас не упустить эту возможность для переговоров с США и Россией, потому что пограничная ситуация угрожает подтолкнуть страну к экономическому краху и поставить под угрозу её безопасность.

Команда Ауна находится под пристальным вниманием международного сообщества. Американцы вряд ли готовы мириться с безраздельным влиянием «Хезболлы» на политические институты в стране. В Бейруте сейчас говорят о возможных санкциях против христианских и суннитских группировок, а не только против шиитских бизнесменов, поддерживающих «Хезболлу». Это делает обстановку более напряжённой. С учётом мягкого подхода, который практикует Россия в отношении Ирана и его сателлитов, совсем не исключено, что у неё лучше получится урегулировать отношения Ливана с его соседями, хотя влияние Москвы переоценивать не стоит — местные игроки могут лишь разыграть российский козырь.