Россия наряду с Китаем наращивает темпы участия в развитии Суэцкого канала, который соединяет Средиземное и Красное моря. Генеральный директор судостроительной корпорации из Татарстана Ренат Мистахов заявил, что его компания рассчитывает до конца 2019 года подписать соглашение с администрацией канала о модернизации трёх судоверфей. В экспертной среде видят в российском участии попытку вернуться к советскому уровню кооперации между Москвой и Каиром.

В рамках египетского проекта российская компания намерена выступить генеральным подрядчиком. В качестве партнёра хотят привлечь Центр технологии судостроения и судоремонта (Санкт-Петербург). По словам Мистахова, сейчас идёт совместная проработка вопросов технического проекта и научно-конструкторской документации, поставок оборудования, обучения менеджмента и совместного создания кораблей.

Мы подписали меморандум, расписали все вопросы, сформировали дорожную карту, а сейчас уже от намерений переходим к конкретным мероприятиям с разбивкой на пять лет по сотрудничеству — это судостроение и судоремонт, — заявил Мистахов в разговоре с ТАСС. — Мы надеемся, что окончательное подписание соглашения будет в конце этого года.

Генеральный директор сообщил, что российская компания продемонстрировала египтянам результаты модернизации объекта в Зеленодольске (Зеленодольский завод им. Горького). Египетская сторона захотела, чтобы ей оказали помощь в точно такой же модернизации завода. Это касается замены оборудования, станков и обучения менеджмента. По словам Мистахова, Каир интересует возможность совместного строительства кораблей с последующей локализацией производства в Арабской Республике. Известно, что египетские верфи строят, как правило, небольшие корабли — до 20–25 м. Однако у них есть желание строить уже по 50 и 100 м.

Фото: Zhao Dingzhe/Global Look Press

В этом месяце Египет посетил замглавы Минпромторга Олег Рязанцев. По итогам поездки ведомство сообщило, что российская сторона может принять участие в модернизации верфей Суэцкого канала и даже построить новую. В Арабской Республике Рязанцев провёл переговоры с главой администрации Суэцкого канала — вице-адмиралом Усамой Рабиа. Рязанцев также обсудил с помощником египетского президента по развитию морских портов и Суэцкого канала Мохабом Мамишем кооперацию России и Египта в сфере судостроения и судоремонта.

Российская сторона представила проекты по модернизации существующих верфей Суэцкого канала, а также обозначила возможности строительства новой верфи, — уточнила пресс-служба Минпромторга 11 ноября.

Стоит заметить, что наряду с Россией участником модернизации верфей Суэцкого канала является и Китай. Для Пекина морская артерия является частью проекта «Один пояс — один путь». Пока что Москва и Пекин взаимодополняют друг друга.

Что касается России, то её интересы в Египте многогранны. Приглашение египетского правительства россиянам реализовать проекты в зоне Суэцкого канала, на долю которого приходится 10–12% мирового морского грузооборота, выглядело интригующе, говорят наблюдатели. Совместный проект во многом позволит российским экспортёрам и поставщикам локализовать свои производственные мощности в непосредственной близости от ближневосточного и африканского рынков.

Войдя на египетский рынок, Россия эффективно расширяет себе доступ к Общему рынку Восточной и Южной Африки (Common Market for Eastern and South Africa — KOMECA), который включает 21 страну с континента. Точно так же Москва стремится заключить соглашения о свободной торговле с другими региональными экономическими организациями, такими как Восточноафриканское сообщество (The East African Community — EAC) и Сообщество развития Юга Африки (Southern African Development Community — SADC).

В исследовательской среде полагают, что усилия России по укреплению экономических отношений с Египтом являются лишь элементом гораздо более масштабной российской стратегии, которая, как считается, направлена на построение нового регионального порядка на Ближнем Востоке. Согласно этой интерпретации, это многоплановая стратегия, включающая военные, экономические, финансовые и промышленные (большие инфраструктурные) проекты. По мнению западных экспертов, российский подход в некотором роде символизирует возвращение к основам советской политики в отношении Каира, однако с существенным отличием: он обещает быть более гибким, чем во времена холодной войны.