Опера «Любовный напиток» — одна из лучших в творческом наследии итальянского композитора Гаэтано Доницетти. Вот уже почти двести лет публика буквально упивается мелодизмом её партитуры и нехитрым сюжетом.


Но даже принимая в расчёт условность действия романтической оперы XIX века, где главным было пение и яркие арии, весьма любопытно узнать, чем же напоил композитор своего главного героя, который из увальня превратился в нахрапистого парня, сумевшего на кураже завоевать сердце любимой девушки.

Сам Доницетти по этому поводу никогда не высказывался. Более того, композитор если и был гурманом, то не еды и напитков, а оперы — он написал их целых 68.

Поэтому рецепт любовного напитка полностью на совести постановщиков этой оперы — будет ли это простая вода или же артисту разрешать пригубить что-нибудь покрепче. Например, дешёвое вино, которое во времена Доницетти в огромном количестве производилось в его родном городе Бергамо. То и другое, если быть дотошным, было по карману простому крестьянскому парню по имени Неморино, безыскусному в жизни, равно как и в вине.

Опять же, если брать в расчёт тот факт, что обладатель таинственной бутылочки с волшебным зельем доктор Дулькамара изначально предстаёт в образе проходимца — так нам его представляет Доницетти, то торговать он мог исключительно дешёвым напитком.

Портрет Гаэтано Доницетти Портрет Гаэтано Доницетти TakisA1/wikipedia.org/CC BY-SA 4.0

Как же так получилось, что Гаэтано Доницетти мог надругаться над священным для всех итальянцев напитком — вином — и превратить его в самую настоящую бурду в своей самой популярной опере?

Поспешим встать на защиту композитора. Дело в том, что в Бергамо в XIX веке производилось безумное количества вин, но качество в расчёт не брали, в приоритете были объёмы. Лишь значительно позже тамошние виноделы стали следовать принципу «лучше меньше, да лучше», сконцентрировавшись на производстве дорогих марок.

Дотошность не делает нас союзниками другого музыкального гения — Моцарта. В его опере «Дон Жуан» главный герой ходит по сцене с кубком, распевая арию с шампанским, что непатриотично, если брать в расчёт предположение о том, что образ Дон Жуана списан с итальянского сердцееда Казановы. Застольная песня из вердиевской «Травиаты» тоже прочно ассоциируется с этим игристым напитком.

Вообще шампанское негласно считают исключительно оперным напитком. Поэтому, по некоторым версиям, Неморино хлебнул под видом зелья спуманте — один из самых популярных итальянских шипучих напитков.

А если дать волю более смелым предположениям, не лишённым, впрочем, логики и географической привязки... Почему любовным напитком из одноименной оперы не могла быть знаменитая минеральная вода Сан-Пеллегрино, которая тоже производится в Бергамо.