USD  66.0081 EUR  75.3218
GOLD1,228 $   Brent65.69 $ Bitcoin4,502.26 $
МОСКВА-2°C16:58
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Суета вокруг «Нуреева»

instagram.com/vladislavlantratov

культура [ версия для печати ]
Большой театр старается смягчить последствия недавнего скандала

Большой театр закрыл прошлый сезон скандальной отменой балета «Нуреев». Теперь он восстанавливает свою репутацию: премьеру обещает показать в декабре, а генеральный директор Владимир Урин вот-вот объявит о беспрецедентном сотрудничестве с ведущим оперным театром мира — Метрополитен-опера.

Фото Юрия Белинского /Фотохроника ТАСС

Рудольф Нуреев, 1989 год

Рудольф Нуреев — самый знаменитый в тройке советских балетных беглецов Нуреев — Барышников — Годунов. До поры до времени он был образцовым продуктом советской культурной политики: провинциал — «татарчонок», как любовно называла его первый учитель, ввиду очевидности таланта очутился в лучшей балетной школе, Ленинградской. Был он уже переростком, но взялся за дело с таким рвением, что выбился в звёзды, стал артистом Кировского тогда театра, попал на престижные гастроли и в Париже — сбежал. Причём сбежал эффектно, с оттяжечкой, криком «я выбираю свободу» и хорошим балетным жете через забор. Мир, естественно, влюбился сразу. После у него был трудный и успешный путь, превращение из юнца во взрослого профи, дуэт с английской звездой балета Марго Фонтейн и любовь с рафинированным датским танцовщиком Эриком Бруно. Трудоголизм, которого хватало на 330 спектаклей в год, пост главы Гранд-опера, слава, деньги, собственный остров... А потом — СПИД, беглый визит в родную Уфу и запечатлённый документальной съёмкой уход. Не жизнь, а готовый сценарий.


Эту жизнь, как основу для либретто, предложила в числе пяти других проектов генеральному директору Большого театра Владимиру Урину команда, сделавшая там успешный балет «Герой нашего времени»: режиссёр Кирилл Серебренников, хореограф Юрий Посохов, композитор Илья Демуцкий. Идея нашла отклик, нужный ей бюджет и место в афише, пока за несколько дней до премьеры не прошла первая генеральная репетиция. После неё, по официальной информации, руководство Большого театра долго совещалось и решило спектакль отменить как «слишком сырой». Надо ли говорить, что на единственную мировую премьеру сезона в главном театре страны уже были созваны критики и продюсеры со всего света, а публика раскупила билеты?

Театр обвинили в гомофобии (очень смешно, всё же Большой — не завод железобетонных конструкций, и нравы на этот счёт тут гораздо мягче), появились версии о звонке министра культуры гендиректору с просьбой не дразнить гусей и прочие рабочие гипотезы. Театр невразумительно оправдывался. Потом случилось непредсказуемое — арестовали постановщика балета Кирилла Серебренникова. Театр поёжился и всё-таки объявил, что премьеру не закрыл, а перенёс. С датой 9–10 декабря. Она и теперь есть на официальном сайте Большого, хотя продажа билетов ещё не открыта.


Раскапывать истинные причины отмены «неготового спектакля» — задача со всеми неизвестными. Опыт театральной критики гласит, что добрый зритель списывает накладки на премьерную суету. Неготовность спектакля к назначенной дате — не исключение, а правило со счастливыми исключениями, и может, российские театры даже лидеры по авралам на стыке творчества, менеджмента и классического разгильдяйства. Гомофобия тоже вряд ли причина: часть сценографии, громадная фотография обнажённого Нуреева работы Ричарда Аведона, стоила театру круглую сумму, и вряд ли ответственные за финансы люди не полюбопытствовали, за что платят. Ну а мужскими дуэтами в современном балете никого не удивишь, тут и говорить не о чем. Притом находящийся под следствием Кирилл Серебренников вроде бы уже одобрил выход премьеры без своего участия, что опять нелогично, если она была «не готова».

Вопрос, кто и почему в последний момент «отсоветовал» театру выпускать спектакль, остаётся открытым. Но гораздо больше волнует, как он теперь будет восполнять репутационные потери. За 242 сезона случалось всякое, и четырёхлетней давности нападение на тогдашнего директора балета тоже основательно подпортило репутацию Большого. Но когда ведущий театр страны готовит громкую премьеру, приглашает на неё весь театральный мир, а потом внезапно её отменяет, вопросы к его надёжности возникают сами собой.

Фото: Агентство «Москва»/Авилов Александр

Генеральный директор ГАБТ Владимир Урин

Прекрасно понимая ситуацию, Большой старается её исправить. В понедельник, 9 октября, в фойе Исторической сцены пройдёт пресс-конференция Владимира Урина (Большой театр) и Питера Гэлба (генеральный директор Метрополитен-опера), на которой пойдёт речь о совместных проектах обоих театров. Сотрудничество с лучшей оперной сценой мира поможет минимизировать последствия недавнего скандала.

News.ru/Сергей Булкин


самое читаемое
Другие новости
Top