Обожающий классическую оперу Эммануэль Макрон из-за своих пристрастий может попасть в неприятную ситуацию. Президент Франции до неприличия затягивает с объявлением имени нового директора Парижской оперы (её еще называют Пале Гарнье), который должен сменить на этом посту Стефана Лисснера. Должность интенданта современного оперного театра, да ещё и такого знаменитого как Парижская опера, требует не только музыкального чутья, но и финансового, и политического.


Любой прокол главного менеджера при составлении репертуара и выборе партнёров проектов неизбежно заканчивается общественным порицанием и скандалом. У того же Лисснера, перебравшегося в Париж из миланской Ла Скала в 2015 году, возникало несколько неприятных историй, угрожающих его карьере. Так, из-за эксперимента с оперой «Богема» Пуччини, где действие происходит на борту космического корабля, с Лисснером даже хотели разорвать контракт. Этой зимой парижане вновь набросились на Лисснера из-за появившихся около парадной театральной лестницы позолоченных огромных шин наподобие Michelin. Креативный директор отбил атаку, объяснив, что внушительные по размеру инсталляции демонстрируют мощь и величие театра, который сейчас отмечает своё 350-летие.

Действительно, Пале Гарнье (так называют по имени архитектора проекта Шарля Гарнье) — самый большой оперный театр в Европе. Его площадь — 11 тысяч кв. м, зал вмещает 2200 зрительских мест, и на огромной основной сцене (их в театре две) может находиться одновременно до 450 актеров. Лисснер успешно управляет этим хозяйством, чей годовой бюджет составляет €200 млн. Поэтому Парижская опера — самый богатый театр Европы. Но что показательно, больше половины из этих денег Парижская государственная опера зарабатывает сама (52%). Причём именно с приходом в этот театр Лисснера наблюдается сильное увеличение объёма спонсорских средств. За два срока нахождения на посту директора Пале Гарнье этот француз венгерского происхождения доказал, что его влияние на коллектив, общественность и, наконец, президента Пятой республики, который семь лет назад утвердил его в нынешней должности, огромное, и он практически непотопляем.

Может быть, Макрон медлит с назначением нового директора Гранд Опера, так как не видит в списке претендентов второго такого Лисснера? В шорт-лист вошли директор Венской оперы Доминик Мейер, Оливье Мантеи из Комической оперы, Петер де Калюве, возглавляющий ныне брюссельскую Ла Монэ, и Александр Нееф из Торонто. Со всеми ними президент Франции должен был побеседовать ещё в марте и тогда же остановить свой выбор на одном из претендентов. Однако встречи перенесли на 19 апреля. Но и эти переговоры не состоялись. Рандеву сорвалось из-за пожара в соборе Нотр-Дам. Полная неопределённость с преемником Лисснера до сих пор сохраняется.

Попробуем предугадать выбор Макрона. Самое раскрученное имя в списке кандидатов — это Доминик Мейер из Венской государственной оперы. Кстати, именно его прочили на место директора Ла Скала вместо уходящего из миланского театра как раз в Париж Стефана Лисснера. В итоге Ла Скала возглавил Александр Перейра, недавно попавший в грандиозный скандал. Менеджер решил пустить в административный совет театра министра культуры Саудовской Аравии. Цена вопроса — €15 млн. Это больше 10% от годового бюджета оперного театра (€124 млн). Итальянцы взбунтовались, сделку аннулировали, а к Перейре, как к признанному специалисту по переговорам со спонсорами, появились вопросы.

При этом у Доминика Мейера таких проблем в Вене по определению быть не могло. Театр в австрийской столице живёт практически полностью за счёт государственных субсидий — они в бюджете венской оперы (€117 млн) составляют около 80%. Поэтому у Мейера вопросы самофинансирования труппы были с 2010 года факультативом. Впрочем, искусно работать со спонсорами и и рекламщиками он умеет. Ведь с 1989 по 1990 год Мейер был генеральным директором Парижской оперы, а до этого занимал пост министра культуры при президенте Миттеране. Наконец, Мейер — француз, что немаловажно, как ни парадоксально, в мультикультурной Франции.

Доминик МейерДоминик МейерAlex Halada/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Что касается следующего фигуранта списка претендентов на место директора Парижской оперы, то у Мантеи из Комической оперы не такая впечатляющая «кредитная история» и харизма, а также репутационный и имиджевый вес в культурных кругах. Петера де Калюве, возглавляющего ныне брюссельскую Ла Монэ, тоже не назовешь опытным финансовым менеджером. В странах Бенилюкса государственные субсидии оперным театрам достигают 80%, Брюссельская опера сама зарабатывает только 22% от общей суммы бюджета. Причем довольно скромного по мерам Парижской оперы, всего около €45 млн.

Наконец, Александр Нееф из Торонто — это человек не только с другого континента. Но и другой музыкальной планеты. Бюджет тамошнего оперного театра составляет €14,5 млн. Скромное и количество постоянных артистов труппы — в оркестре в штате всего 50 человек, остальные приглашаются на отдельные спектакли и имеют разовые контракты.

Всю эту кухню Эммануэль Макрон, похоже, хорошо знает. Нынешний президент Франции слывет истинным поклонником классической музыки — произведениями Моцарта и операми Верди он наслаждался ещё в юности. Более 10 лет Макрон посещал Амьенскую консерваторию, где обучался сольфеджио и игре на фортепиано. Когда он стал политиком, коллеги стали называть его «Моцартом Елисейского дворца», имея ввиду как его музыкальные таланты, так и успехи в сфере политики. Поэтому, чтобы поддержать это реноме, Макрон не может ошибиться в выборе фамилии нового директора Парижской оперы.