14 июня следствие предъявило сёстрам Хачатурян окончательную редакцию обвинения. Согласно ей, девушкам инкриминируется пункт «ж» части 2 статьи 105 УК (убийство, совершённое группой лиц по предварительному сговору), по ней им грозит от 8 до 20 лет лишения свободы. Это самая жёсткая квалификация преступления, которую могли выбрать следователи.


В июле 2018 года в Москве ножом в сердце был убит Михаил Хачатурян. Преступление совершили его собственные дочери — Крестина, Ангелина и Мария. Они сами вызвали полицию и позже признались в убийстве. Однако девушки заявили, что на протяжении многих лет отец издевался над ними, в том числе прибегал к сексуальному насилию.

Адвокаты обвиняемых настаивают на переводе их в статус потерпевших — убитый отец, по словам сестёр, на протяжении нескольких лет причинял им моральные и физические страдания, истязал и даже насиловал — или хотя бы на переквалификации дела и замене статьи «убийство» на превышение самообороны.

18 июня адвокаты Паршин, Липцер и Пакулин заявили, что направили жалобы на имя главы СК Александра Бастрыкина. В них они не соглашаются с предъявленным обвинением и требуют прекратить уголовное преследование в отношении сестёр либо же переквалифицировать статью обвинения. Адвокат Паршин также предложил возбудить уголовное дело против отца девочек Михаила Хачатуряна посмертно.

Сергей Булкин/News.ru

News.ru поговорил с адвокатами девушек, другими юристами и общественниками и попытался понять, где заканчивается необходимая самооборона и начинается преступление, а также — почему следователи решили избрать самую тяжкую квалификацию из всех возможных.

Суровое обвинение

Адвокат Ангелины Хачатурян Алексей Паршин пересказал хронологию событий в день трагедии.

В тот день отец вернулся домой и начал высказывать претензии: потратили большую сумму денег, не разобрали сумку и т.д. Затем он стал распылять баллончик в лицо каждой из девочек. Крестине стало плохо, она потеряла сознание. Но даже в таком состоянии Хачатурян пытался её домогаться, — говорит адвокат.

Он надеется, что в отношении мужчины всё же возбудят уголовное дело. Тогда сёстры могут быть признаны потерпевшими, а это — основание для прекращения дела. Как минимум этот факт может быть использован как смягчающее обстоятельство.

Адвокат Крестины Хачатурян Алексей Липцер в разговоре с News.ru сказал, что несмотря на то, что обвинение уже предъявлено, рассмотрение дела по существу в суде начнётся не раньше середины августа. Он пояснил, что с обвинением сначала должны ознакомиться фигуранты, затем адвокаты. После этого обвинительное заключение направляется в прокуратуру, и если прокурор с ним согласен, то дело поступает в суд.

Липцер считает, что следствие, выдвинув обвинение, в котором присутствует предварительный сговор, руководствовалось первоначальными показаниями девочек.

Первоначальные показания были неполными. Позже они многократно рассказывали обо всём случившемся, однако следствием это не учитывается. Кроме того, следствие не обладает доказательствами о том, что преступление было заранее спланировано. Действия девочек носили спонтанный характер. Об этом говорят показания самих сестёр, а также заключения специалистов, — утверждает он.

Также адвокат полагает, что с его подзащитной и вовсе должны быть сняты обвинения, так как Крестина не участвовала в убийстве. Обвинение вменяет ей активную роль: утверждается, что девушка целенаправленно брызгала баллончиком на отца.

Она брызнула один раз хаотично в сторону и девочек, и отца, целенаправленного действия не было. Брызнула и убежала из квартиры. В момент совершения преступления её там не было. Поэтому рассчитываем на прекращение уголовного дела в отношении Крестины. Но если всё же суд решит, что она каким-то образом принимала участие, то рассчитываем на переквалификацию дела по статье о превышении самообороны, — говорит Липцер.

Самооборона или убийство?

Юрист Марат Файзулин называет дело сестёр Хачатурян неоднозначным, указывает на «неочевидность некоторых моментов». Он считает, что в действиях девочек не усматривается самообороны, так как в этом случае должна быть явная угроза жизни и здоровью, а убитый на тот момент спал.

Никеричев Андрей/АГН"Москва"

Помимо этого, Файзулин обратил внимание на проблему правоприменительной практики в вопросах самообороны. Он утверждает, что эта проблема обсуждалась ещё Верховным судом СССР и впоследствии была выработана практика оценки её пределов. Превышение в данном случае должно быть явным или как минимум очевидно всем.

Например, человек замахивается на тебя газетой, а ты, пытаясь защитить себя, бьёшь его по голове трубой. Это неадекватная реакция, и это явное, неоправданное превышение пределов самообороны, — объясняет юрист.

По мнению Файзулина, в подобных уголовных делах всё подлежит индивидуальной оценке, а следователи этим часто пренебрегают.

У нас сейчас низкий уровень следствия, следователи порой просто безграмотны. Это следует параллельно с попустительством судебной системы, что часто идёт на поводу у следствия. Иногда доходит до того, что текст приговора в точности повторяет обвинительное заключение, вплоть до орфографических ошибок. В делах с самообороной необходимо изучать субъективную сторону — чем мотивированы действия, какое состояние было у обвиняемого. Следствие разучилось это делать, они оценивают только объективную сторону — что, где, когда, — рассуждает юрист.

Однако адвокат Ангелины Алексей Паршин уверен, что самооборона необходима не только в момент непосредственного нападения. Он напоминает, что девочки находились в состоянии постоянных издевательств со стороны отца.

Самооборона может быть направлена на предупреждение нападения. Девушки полагали, что преступление продолжится, начали опасаться за жизнь сестры, которой стало плохо. Им необязательно было дожидаться, пока он проснётся. Они дождались удобного момента, когда можно защитить себя, — утверждает он.

Сами виноваты?

Писательница и активистка фем-движения Мария Арбатова считает, что главное на данный момент в этом деле — создать прецедент и отпустить девочек на свободу.

Пресс-конференция адвокатов сестер ХачатурянПресс-конференция адвокатов сестер ХачатурянНикеричев Андрей/АГН"Москва"

Надеюсь, что девушки получат условный срок. Это будет прецедентом — станет понятно, что нельзя осуждать тех, кто сам является жертвой, — уверена она.

Кроме того, Арбатова рассказала об изменении общественного мнения относительно этой истории. По её словам, поначалу общество было разделено: одна половина, поддерживая родственников отца, считала девочек чуть ли не проститутками, которые «сами виноваты». Позже, когда стали известны результаты экспертиз, подтверждающих сексуальное насилие, общественное мнение встало на сторону сестёр.

Наше общество нетерпимо к педофилии, но, к сожалению, терпимо к нарушению прав женщин, — резюмирует она.

Писательница также не верит в возможность предварительного сговора в этом деле.

Если бы у них была задача убить, они бы спланировали всё более тонко — ну, отравили бы. Но не действовали бы так кроваво. Тем более они сами вызвали полицию, — рассуждает Арбатова.

Ранее News.ru писал о том, что мать сестёр Хачатурян призвала прекратить дело в отношении них.