16+

Покладистые показатели: как регионы оперируют статистикой COVID-19

«Заниженные» цифры внесли разлад между ветвями власти Красноярского края, а на Дальнем Востоке коронавирусом пугают протестующих
09:05, 18 июля 2020 1 361
Фото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Резонансный скандал произошёл в Красноярском крае, где мэр Норильска Ринат Ахметчин фактически обвинил региональные власти ни много ни мало — в неадекватной оценке масштабов заболеваемости коронавирусом. Цифры распространения COVID-19 в городе якобы занижаются краевым Минздравом и управлением Роспотребнадзора. Сигналы о похожей ситуации за последнее время поступали из других населённых пунктов России. Власти субъектов всякий раз опровергают «странности» со статистикой, как правило, указывая на «стабилизацию» эпидемиологической ситуации на подконтрольных территориях. Однако параллельно с этим на Дальнем Востоке наблюдается противоположная тенденция, где якобы официальные структуры через подконтрольные СМИ пытаются «тиражировать угрозу» ухудшения эпидемиологической ситуации в борьбе с протестными выступлениями. NEWS.ru решил разобраться, как «уживаются» два этих тренда и какова их природа.


Пугающий Норильск

В письме губернатору Красноярского края Александру Уссу и спикеру регионального парламента Дмитрию Свиридову мэр Норильска Ринат Ахметчин заявил, что на территории руководимого им заполярного города наблюдается «стремительное ухудшение эпидемиологической ситуации, связанной с распространением коронавирусной инфекции». Как следует из документа, копия которого имеется в распоряжении NEWS.ru, по состоянию на 16 июля COVID-19 в населённом пункте лабораторно подтвердился у 832 человек, «хотя Министерством здравоохранения Красноярского края и региональным управлением Роспотребнадзора заявлено лишь о 293 случаях».

Сложилась устойчивая тенденция роста количества заболевших выше количества выздоровевших (ежедневный прирост заболевших исчисляется десятками человек, тогда как выздоровело за весь период только 122 человека). Более 20 человек с признаками заболевания скончались (муниципалитету уже переданы два рефрижератора для использования в качестве мобильных моргов), — пишет Ахметчин.

finkrolik/t.me

По мнению норильского градоначальника, несоответствие статданных «свидетельствует о неадекватной оценке масштабов заболеваемости на севере края и сокрытии реальной информации о заболеваемости от федеральных органов власти, формирует благоприятную картину, в результате которой краевые власти не уделяют необходимого внимания складывающейся в городе Норильске эпидемиологической ситуации».

Указанная негативная ситуация может катастрофически усугубиться с силу специфических для г. Норильска факторов. Так, в период до конца сентября ожидается массовое возвращение из отпусков жителей города (вернётся почти треть всего населения, более 50 тысяч человек), — отмечает Ахметчин.

Также он информирует, что в городе якобы наблюдается пятикратный рост заболеваемости внебольничной пневмонией. На дому, как следует из письма, лечится 874 человека, ещё 223 пациента находятся в стационарах, резерв в которых «практически отсутствует». Большинство из этих людей «не проходили тестирование на COVID-19 в связи с высокой загруженностью медицинских учреждений и бригад скорой помощи».

Пациенты в ожидании приёма вынуждены проводить по нескольку часов в коридорах и регистратурах. Не хватает врачей и младшего медицинского персонала, среди них растёт число инфицированных, — рассказывает Ахметчин.

По его словам, власти муниципалитета якобы неоднократно обращались к краевым профильным ведомствам «с просьбами оказать помощь в проведении оперативной диагностики COVID-19, оборудовании дополнительных койко-мест, техническом оснащении медицинских учреждений и обеспечении медикаментами». Однако данные просьбы «оказались безрезультатными».

Глава краевого Минздрава Борис Немик опроверг изложенные в письме Рината Ахметчина данные.

Сама эпидемия протекает в Норильске практически как в Красноярске и других территориях — особенностей больших нет. Когда выезжал наш главный реаниматолог в Норильск, работал там на прошлой неделе, он посмотрел, как всё внутри, как помощь оказывается. Соответственно, организационные моменты были усилены. Дополнительно в госпитали привлечены три врача из Санкт-Петербурга и Москвы. И в понедельник ожидается приезд ещё шести средних медработников. Срочной потребности в кадрах для госпиталей Норильска нет, — сказал Борис Немик.

При этом чиновник признал, что в Норильске, «последние две недели тоже (как и в ряде других районов Красноярского края. — NEWS.ru) идёт рост заболеваемости коронавирусной инфекцией». По словам Немика, 16 июля в заполярном городе было зарегистрировано 364 случая COVID-19 с клиническими проявлениями. Также он добавил, что в населённом пункте свободно 30% коечного фонда.

Как писал NEWS.ru, до Ахметчина про напряжённую ситуацию со здравоохранением в Норильске рассказала депутат местного горсовета от «Единой России» и уполномоченная по правам ребёнка по городу Наталья Плотникова. Она записала видеообращение к губернатору Красноярского края Александру Уссу после того, как от коронавируса умер её сын. Сама депутат лежит в «ковидном» госпитале. По её словам, медики Норильска «продолжают людей отправлять на дом лечиться», где они остаются до тех пор, пока не «перестают дышать». При этом «люди не понимают, отчего они начинают задыхаться».

По состоянию на 17 июля Красноярский край, по официальным данным, находится на восьмом месте по числу заразившихся COVID-19 среди российских субъектов, находясь между Ростовской и Иркутской областями. В регионе коронавирус выявили у более чем 11 тысяч человек, летальность инфекции составляет 2,28%, что выше общероссийского уровня (1,59%). По этому показателю Красноярье находится на третьем месте после Петербурга (5,92%) и Дагестана (4,85%).

«Цифровое» COVID-диссидентство

Незадолго до норильского скандала о похожей ситуации с возможным несоответствием реальной заболеваемости официальной статистике заявил сотрудник скорой помощи из Магнитогорска Владимир Колесников. На своей странице в соцсети «ВКонтакте» он опубликовал 6 июля открытое письмо главам ФСБ Александру Бортникову и СК Александру Бастрыкину, а также генпрокурору Игорю Краснову от имени сотрудников городской больницы станции скорой помощи (ГБУЗ ССМП).

Мы, сотрудники ГБУЗ ССМП г. Магнитогорск, ежедневно в течение суток доставляем больных с подозрением на пневмонию с высокой вероятностью COVID-19 на КТ (компьютерную томографию) в инфекционный госпиталь при 1-й Городской больнице. Нам приходится простаивать в очереди 5–7 часов в «красной зоне», где высокая вероятность концентрации вируса COVID-19, в очереди бывает 10—​15 бригад скорой помощи. Во время нахождения в очереди на КТ мы определили, что на одного больного тратится 30–40 минут, то есть в сутки проходит 55–60 человек, из них 90% госпитализируется с диагнозом «интерстициальная пневмония с высокой вероятностью COVID-19», на снимке КТ в лёгких «матовое стекло», а дальше происходят очень странные события, когда в официальных источниках сообщают о 10–15 выявленных COVID-19 в день, а у остальных 40—​50 больных COVID-19 не подтвердился, — рассказывает Колесников.

По его мнению, эти факты могут свидетельствовать «о фактическом сокрытии истинных масштабов эпидемии». Такая практика, как следует из обращения, может привести к «дальнейшему распространению инфекции, а также к недовольству в коллективе, где сотрудники в течение месяца подвергают себя риску заражения и не получают положенные 25 тысяч рублей, назначенные президентом».

В Минздраве Челябинской области опровергли эти факты, уверяя, что статистика заболеваемости по Магнитогорску соответствует действительности. По официальным данным, регион находится на 11-м месте среди российских субъектов по количеству заразившихся коронавирусом.

Странности со статистикой наблюдалось и в Дагестане, власти которого фактически признавали, что официальные данные о смертности были занижены. В мае глава республиканского Минздрава Джамалудин Гаджиибрагимов сообщил, что от коронавируса и пневмонии в субъекте умерло более 40 медиков. Всего от внебольничной пневмонии, по данным чиновника, скончались 657 человек. Позднее, во время видеосовещания с президентом России Владимиром Путиным, муфтий республики Ахмад Абдулаев сообщил, что коронавирусом на тот период в Дагестане заразилось 13 тысяч человек, 700 умерло, в том числе 50 медиков. Однако, согласно официальным данным по состоянию на 16 июля, заболело 8647 человек, погибло — 419. На эти расхождения в беседе с NEWS.ru обратил внимание врач-рентгенолог и глава местного отделения профсоюза «Альянс врачей» Салим Халитов.

Есть официальная статистика, которая висит на сайтах, а есть версия муфтия республики, которая была озвучена, — он работает со всеми мечетями в регионе, у них есть благотворительный фонд «Инсан», который помогал всем медикам и людям, кто сидел дома на карантине. Они обладали информацией, потому что работали непосредственно и с больными, и с врачами. И цифры, которые назвали они, были выше, чем официальная статистика. У нас до сих пор в больницы поступают до 50 человек в сутки, бывают очень тяжёлые дежурства.

Я склоняюсь к версии, что многим ставят двустороннюю пневмонию, а не COVID-19, чтобы уменьшить количество выплат медикам. К нам в профсоюз обращаются медработники, которые трудились в «красной зоне», контактировали с заразившимися и находились в группе риска. И многие утверждают, что они не могут получить деньги. И выяснилось, что руководство больниц не включило их в какие-то списки...

Сам министр здравоохранения Дагестана в прямом эфире с блогером Русланом Курбановым заявил, что пневмонию и COVID-19 они лечат одинаково. Тогда возник вопрос: «В чём тогда разница?» Пневмония — это осложнение COVID-19. Но ведь не проводились как положено тесты на коронавирус. Был их дефицит. Медперсонал жаловался, что тесты проводились, а потом сразу выбрасывались, никто их до конца не доводил. Люди, кто делал тесты, ждали недели две-три, а ответ не приходил. А если даже приходил, просто устно говорили, что всё нормально и ничего нет.

Салим Халитов

врач-рентгенолог, председатель организации профсоюза «Альянс врачей» в Дагестане

С его выводом о том, что пневмонию вместо COVID-19 в качестве диагноза ставят в целях оптимизации расходов, согласны и в профсоюзе медработников «Действие». Лидер организации Андрей Коновал говорит, что таким образом на местах пытаются экономить федеральные деньги на выплаты пособий разным категориям медиков.

Там ещё спорная ситуация: каким категориям платить, а каким не платить при подтверждённых случаях COVID-19. И в этом смысле для чиновников лучше, если даже не будет зацепок в виде подтверждённых случаев COVID-19. Ещё ведь вопрос в том, как берут анализы. К примеру, у человека взяли мазок в одном учреждении, и он показывает отрицательный результат, а потом он сдаёт анализ в другом месте, и там результат положительный. Это зависит от того, как брался мазок, как хранился и так далее. Кроме того, разъяснения Минздрава насчёт доплат за работу с коронавирусными пациентами настолько противоречат постановлениям правительства, что это создаёт почву для конфликта, поскольку большинство медработников были отсечены от этих выплат.

Андрей Коновал

председатель профсоюза работников здравоохранения «Действие»

Активист добавил, что профсоюз направил в Генпрокуратуру обращение с требованием дать оценку действиям Минздрава, чьё руководство в мае разослало в регионы указания, как именно следует исполнять постановления кабмина о стимулирующих выплатах работникам здравоохранения. В организации подчёркивают, что в свете этих указаний «большинство медиков может забыть про федеральные надбавки за борьбу с коронавирусной инфекцией», а также считают, что чиновники министерства превысили служебные полномочия и распространили заведомо ложную информацию.

Рукотворно и приглажено

Ещё один резонансный случай — вспышка коронавируса в городке вахтовиков, задействованных на строительстве газоперерабатывающего завода «Газпрома» в Амурской области, которые недавно устраивали бунт. В июне сообщалось, что там COVID-19 якобы обнаружили у 4500 рабочих, хотя власти говорили, что заразившихся в десятки раз меньше.

Евгения Пустовит/ТАСС

Примечательно, что когда в соседнем Хабаровском крае начались массовые выступления в защиту арестованного губернатора Сергея Фургала, связанный с коронавирусом алармизм в социально-политической повестке стали не задвигать, а, напротив, «актуализировать». Так, например, ещё в одном дальневосточном субъекте — Приморском крае — появилась некая чиновничья методичка. Как пишет издание Baza, власти Приморья якобы под угрозой увольнения «приказали местным журналистам пугать жителей эпидемией, чтобы они не собирались на митинги за Фургала».

Техническое задание для журналистов рассылали несколько дней назад — на 18 июля во Владивостоке запланировал митинг в поддержку арестованного губернатора Сергея Фургала. В документе чётко поставлены задачи для журналистов: пугать жителей эпидемией и арестами, дискредитировать организаторов, — говорится в публикации.

Вице-губернатор Приморья Антон Волошко назвал эту информацию ложью. Ситуацию также прокомментировал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. По его словам, в Кремле считают подобные инструкции недопустимыми.

Для достоверности информации мы предпочли бы прочитать конкретику на этот счёт: от кого были эти инструкции, кому. Это добавило бы убедительности. Наличие таких инструкций мы считаем абсолютно недопустимым, — сказал Песков.

При этом представитель Кремля заявил, что массовые выступления в поддержку Фургала могут привести к всплеску COVID-19. До этого власти Хабаровска заявили, что коронавирусные госпитали города уже на 90% заполнены пациентами, число которых в регионе ежедневно увеличивается на 100 человек. Максимальный прирост (+121) был зафиксирован 13 июня.

Как считает экс-советник отдела демографических расчётов Росстата Алексей Ракша, официальная статистика по заболеваемости COVID-19 вызывает много вопросов. Эти данные, по его мнению, могут корректироваться властями.

Статистика на сайте стопкоронавирус.рф и у Роспотребнадзора полностью подконтрольная, рукотворная и приглаженная, и что-то из неё узнать очень тяжело. И по смертности, и особенно по заболеваемости она изменена. Статистика Росстата, Департамента здравоохранения Москвы и ЗАГСов гораздо лучше, и к ней вопросов почти нет.

Решение о занижении данных о смертности было принято ещё в марте по результатам совещания в Минздраве. Тогда решили обязательно вскрывать тех, кто умер с коронавирусом, искать какие-либо хронические заболевания и указывать их как основную причину смерти, а COVID-19 как дополнительную. У нас в стране одни из самых жёстких правил по тому, чтобы писать коронавирус как основную причину смерти — таких жёстких правил, наверное, нигде больше нет. Для того чтобы попасть в официальную статистику смертности от COVID-19, человек должен умереть в больнице, у него должен быть официальный тест, он должен быть подтверждён, должно быть проведено вскрытие, которое не подтвердит наличия сопутствующих заболеваний. И даже при всех этих условиях не факт, что он попадёт.

И поверх этого ещё проблема с цифрами из каждого региона — как губернатор скажет, так и «нарисуют». Губернатор может сказать: «Вот сейчас давайте правду». А через неделю передумает: «Нарисуем так и так». Это видно хорошо по тому, как резкими скачками меняется статистика по разным субъектам. Особенно большие вопросы к Челябинской области, Башкирии и Дагестану. В Нижегородской области в какое-то время просто перестали включать в статистику всех бессимптомных больных.

Алексей Ракша

экс-советник отдела демографических расчётов Росстата

Социолог обратил внимание на официальные сводки о резком росте заболевших в Северной Осетии вскоре после апрельских протестов. По официальным данным, 27 апреля COVID-19 в республике заразилось 53 человека, а через день — уже 148. В Хабаровском крае, как отмечает эксперт, рост фиксируется давно, но принципиально там что-либо не изменилось. В Красноярском крае, по словам Ракши, «был огромный всплеск в связи с заболеванием на одном из месторождений». За 19 мая заразилось 504 человека, но после этого «стали приглаживать статистику».

Вообще, когда регион показывает очень большой всплеск [заболеваемости COVID-19], после этого статистикой начинают управлять, — уверен Алексей Ракша.

Источник NEWS.ru в медицинских кругах Петербурга сообщил, что в Северной столице, остающейся на первом месте в России по уровню летальности от коронавируса, статистика заболеваемости пошла на убыль во время подготовки к плебисциту по обнулению президентских сроков Владимира Путина.

Перед голосованием по поправкам в Конституцию статистика COVID-19 снизилась. Предполагаю, что её могли занижать. Сейчас там, где происходят митинги, наоборот, статистика растёт, — сообщил медик.

Лидер профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал отмечает, что «если в Москве и Петербурге идёт снижение заболеваемости тяжёлых случаев COVID-19, то в регионах ситуация складывается по-разному». Он не исключает возможность манипуляции цифрами, обращая внимание на то, «как берутся мазки, насколько массово, каково качество тестов, как хранятся эти тесты». Из-за этого, полагает активист, статистика заболеваемости и смертности может не отражать реальность.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники

Загрузка...
Новости СМИ2