16+

Казус процедуры: что стоит за скандалом с «Последним адресом» в Петербурге

Трое протестующих жильцов не смогли объяснить, почему они выступают против установки табличек репрессированным
15:33, 22 октября 2020 187
Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

В Петербурге не утихает скандал, связанный с памятью жертв репрессированных. С фасада одного из домов в центре города сняли 16 именных табличек, на которых указаны биографические данные проживавших там некогда жертв Большого террора. Снявших памятные знаки лиц обвиняют в том, что они «дети вертухаев», в свою очередь другая сторона говорит о самоуправстве. NEWS.ru разбирает конфликт в Северной столице.


14 октября жильцы дома № 23 по улице Рубинштейна увидели, что с фасада здания сняты памятные таблички о жертвах сталинских репрессий, которые в этом доме когда-то жили. Таблички были установлены в рамках гражданского проекта «Последний адрес», который вдохновился немецкой инициативой по увековечению памяти жертв холокоста «Камни преткновения». Вскоре выяснилось, что демонтаж был осуществлён управляющей компанией дома — ООО «ЖКС Северо-Запад» — по просьбе трёх жителей. По словам основателя «Последнего адреса» журналиста Сергея Пархоменко, эти лица «не смогли смириться с существованием табличек» и стали «бомбить» управляющую компанию письмами и заявлениями. По его словам, УК тщетно пыталась объяснить, что на установку имеется некое необходимое согласование, а таблички никому не мешают и не портят архитектурный облик.

Улица Рубинштейна в Санкт-ПетербургеУлица Рубинштейна в Санкт-ПетербургеFlorstein/wikimedia.org

Новость быстро приобрела скандальный характер. Автор популярного YouTube-канала «Редакция» Алексей Пивоваров назвал в своём Instagram случившееся «позором». Историк Лев Лурье заявил, что «то, что произошло на Рубинштейна, — не по-людски, как будто невинных ошельмовали второй раз, посмертно». Запрос в управляющую компанию направил депутат петербургского законодательного собрания Борис Вишневский.

СМИ попытались найти инициаторов демонтажа и поговорить с ними, однако объяснять свою мотивацию никто не захотел. Лишь одна из них, женщина по имени Дина, выразила недоумение тем, что журналисты «вдруг» заинтересовались этим вопросом.

Мне просто интересно, почему вдруг это кого-то заинтересовало? Вот мы сняли таблички, и дальше что? Почему журналисты так начали это дело? У нас проблем в городе мало, чтобы заниматься табличками? У нас в городе с нищетой всё в порядке, у нас её нет? У нас с беспризорниками всё в порядке, с пенсиями? Занялись именно тем, чем не надо по факту, — заявила женщина «Фонтанке».

Она добавила, что установка табличек не была согласована с жильцами и если будет получено стопроцентное согласование, то их действительно можно будет поставить, но она своего разрешения точно не даст.

В соцсетях, в различных профильных группах, посвящённых Центральному району, где расположена улица Рубинштейна, новость о демонтаже табличек привела к жарким спорам. Высказывались предположения о том, что, видимо, несогласные — потомки палачей, которые заселились в дом вместо репрессированных. С подачи муниципального депутата Владимирского округа Виталия Боваря появились разговоры о том, что якобы противникам табличек не понравилось, что на них «все фамилии еврейские». Об этом они якобы написали в Facebook в группе «Пять углов», посвящённой Центральному району.

Однако после восстановления хронологии дискуссии выяснилось, что противники установки табличек об этом публично не говорили, да и в группе национальность репрессированных в каком-то виде лишь раз упоминается в одном комментарии человеком, который не живёт в этом доме. Также среди претензий есть эстетическая сторона вопроса: по мнению некоторых, из-за большого числа табличек дом начинает напоминать кладбище.

Однако основная проблема, по всей видимости, упирается в технический вопрос — согласование с жильцами. У представителей «Последнего адреса» есть правило, согласно которому они договариваются с жителями дома, на котором хотят установить таблички. Иногда договориться не получается, тогда работы не ведутся. Также были случаи, когда жильцы меняли решение и таблички демонтировались.

В доме на Рубинштейна, по словам руководителей инициативы «Последний адрес», было получено одобрение старшей по дому, или, как о ней ещё говорят, главы совета дома.

На самом деле таблички висели не совсем законно, потому что размещение требует согласия собственников, а их просто не спросили. Кроме того, дом является памятником, поэтому должно быть согласование с комитетом по охране памятников. Лично моя позиция: я за то, чтобы помнить о терроре, с другой стороны, надо это всё-таки делать в рамках закона, — объяснил один из жильцов дома № 23 Кирилл Полысаев.

Михаил Джапаридзе/ТАСС

Как объясняет Сергей Пархоменко, один из основателей проекта «Последний адрес», перед установкой таблички на новом месте он приходит туда и первым делом узнаёт, кто главный: где-то это может быть председатель ТСЖ, где-то старший по дому, председатель домового комитета или общего собрания жильцов. У этого человека выясняет, по какому принципу принимаются решения.

Некоторые говорят — соберите все подписи в каждой квартире. Другие заявляют, что у них будет общее собрание, куда можно прийти и обсудить установку. В третьем случае предлагают написать письма, разложить по почтовым ящикам. В этом доме был человек, уполномоченный представлять мнение жильцов. Общих собраний в нём не бывает — там нет ни одного целого замка и ни одной не исписанной стены. Странно нас обвинять в том, что мы не провели какого-то общего собрания.

Сергей Пархоменко

журналист

Пархоменко признаётся, что не знает, как давшая им разрешение аргументировала то, что она старшая по дому, так как он не занимался этим вопросом плотно, будучи жителем Москвы. Активисты в Петербурге также говорят, что получили согласие у женщины, но точно не знают, была ли она делегирована жильцами решать вопросы, которые касаются общего имущества. Сама она уже переехала.

Здесь и скрыт камень преткновения: те жильцы, с которыми у NEWS.ru получилось пообщаться, указывают на то, что их мнением не поинтересовались и они никого не избирали своим представителем.

Вскрывается интересная информация. Оказывается, было некое разрешение собственников дома на установку табличек, а также некая старшая по дому брала на себя организацию согласований. Только общих собраний собственников ни по вопросу установки табличек, ни по вопросу выбора старшей по дому не проводилось. Вот так, творят с твоим домом что хотят, «согласовывают» что-то, устанавливают, снимают, а ты ни сном ни духом, — пишет Кирилл Полысаев.

Тут важно отметить, что в этом же доме № 23 расположен офис Просветительного центра имени Вениамина Иофе. Эта организация — наследница петербургского «Мемориала», признанного по новому законодательству, направленному против независимых общественных организаций, иностранным агентом. По сути, его сотрудники и занимаются установкой табличек «Последнего адреса».

В организации объяснили, что на установку первого знака они получили письменное разрешение, а на остальные 15 — устное. Также дом № 23 по улице Рубинштейна когда-то был местом проведения «Дня Д» — фестиваля в честь писателя Сергея Довлатова, который по этому адресу жил. Его организует упомянутый выше историк Лев Лурье. Ситуация с фестивалем чем-то напоминает ситуацию с табличками: Лурье и другие не спросили разрешения у собственников дома на проведение мероприятия в их дворе. Жители жаловались на шум, другие неудобства и в итоге с помощью жалоб добились переноса фестиваля.

Как отметила одна из жительниц дома, пожелавшая остаться неизвестной, ситуация показала, что «кто-то считает, что может оспаривать решения собственников дома, решать за них, хотя это им решать, что будет на доме, а что нет».

Пришёл фонд в дом, якобы согласовал с местной жительницей, которая не имела никакого права решать за других, и повесил таблички. Получается, что жителям данного дома почему-то все решили указывать, что делать и с кем что согласовывать. А жителям велено спрашивать разрешение. Спрашивать у прохожих, у фонда, города, журналистов, депутатов. У нас правовое государство, и, надеюсь, люди, которые содержат и оплачивают ремонт своего дома и общего домового имущества, всё же ещё вправе что-то решать сами, без чужого мнения и разрешения, — заявила жительница дома № 23.

Тем не менее, судя по всему, противников установок табличек — подавляющее меньшинство. В «Последнем адресе» говорят, что рассчитывают заручиться поддержкой жителей и вернуть памятные знаки. В администрации Центрального района, где расположена улица Рубинштейна, согласились инициировать общее собрание дома. Пока таблички хранятся в кабинете руководства управляющей компании «ЖКС Северо-Запад», в которой сказали, что в случае чего готовы вернуть памятные знаки на место. На просьбу NEWS.ru подробнее прокомментировать ситуацию в УК вовремя ответить не смогли.

Telegram

Хотите получать новости быстрее всех? Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Новости СМИ2