В Москве более половины мигрантов лишились работы, а значительная их часть и любых источников дохода. Об этом говорит исследование Центра региональных исследований и урбанистики ИПЭИ РАНХиГС, проводимого группой социологов во главе с Евгением Варшавером. NEWS.ru ознакомился с его предварительными итогами, которые в виде справки были представлены правительству РФ. В них в том числе анализируется риск резкого роста криминала и обострения социальной обстановки в среде приезжих, а также даются рекомендации. Одна из них — предоставить мигрантам социальное обеспечение и медицинскую страховку. Автор исследования предоставил свою аргументацию таких выводов.


Невидимая армия

Если среди опрошенных жителей Москвы, имеющих российское гражданство, 32% потеряли работу или были отправлены в неоплачиваемый отпуск, то среди приезжих из других стран — в столице таких 54%. Потеряли все источники дохода 32% мигрантов, в то время как среди москвичей-россиян таких 17%. Лишь примерно каждый десятый гастарбайтер сообщил, что его финансовое положение не изменилось, говорится в документе (есть в распоряжении NEWS.ru).

Если перенести данные упомянутого выше опроса на всех трудовых мигрантов, находящихся в Москве, то, учитывая, что их количество оценивается экспертами примерно в 1,5 млн человек, окажется, что средства к существованию полностью потеряли около 500 тысяч человек, сообщается в справке. Продолжают появляться сообщения о мигрантах, которые потеряли жильё и остаются в РФ без определённого места жительства. Приезжим часто не оказывают полагающуюся им по закону бесплатную медицинскую помощь, а иные формы медицинской помощи зачастую слишком дороги для них.

Сергей Булкин/NEWS.ru

Как отмечают исследователи, одновременно мигранты подвергаются особому эпидемическому риску. В квартирах, которые они снимают, плотность проживания в среднем вдвое выше, чем у россиян.

Говоря о возможном росте преступности среди мигрантов в условиях пандемии, исследователи утверждают, что «хотя можно предположить некоторое увеличение количества имущественных преступлений со стороны данной категории лиц, ожидания взрывного роста преступности среди трудовых мигрантов не являются оправданными».

Исследователи приводят следующие аргументы. Они напоминают, что во время предыдущих кризисов не наблюдалось всплеска преступной активности среди гастарбайтеров. Отчасти это связано с контролем со стороны диаспор и подобных им сообществ.

Отвечая на вопрос NEWS.ru о том, могут ли диаспоры действительно контролировать земляков, глава группы исследователей Евгений Варшавер предостерёг от крайних точек зрения на этот вопрос. Мигранты, говорит он, как и все другие люди, прислушиваются к авторитетам. Важно также понимать, что в случае если такие уважаемые люди давно живут в России, они нередко бывают вписаны в местные элиты (пусть, порой и в качестве некоторой экзотики), и в их интересах будет не допускать роста преступности в среде мигрантов, потому что в глазах их «партнёров» в России именно они ответственны за поведение своих соотечественников. Он тем не менее признаёт, что влияние зачастую преувеличивается.

Это однако не значит, что его вообще нет, — оно есть, и чем меньше населённый пункт, тем интенсивнее коммуникация между миграционными элитами и простыми мигрантами и тем в большей степени эти две группы полагаются друг на друга — первые могут помочь деньгами или замолвить словечко в миграционной службе, вторые, в случае чего, выйдут на митинг. В большом городе в силу большей дифференцированности и многослойности социальной структуры эта связка не так очевидна, а возможностей атомизации больше. Но теперь вернёмся к тому, в связи с чем мы сейчас обсуждаем диаспоры, а именно — станут ли мигранты совершать больше преступлений. Я думаю, что станут, наряду, впрочем, с иными депривированными (лишёнными возможности удовлетворять основные потребности. — NEWS.ru) группами, и это вполне объяснимо в ситуации резкого обнищания, но этот всплеск не будет таким мощным, как прогнозируют в некоторых как промигрантских, так и контрмигрантских публикациях.

Евгений Варшавер

руководитель группы исследований миграции и этничности, старший научный сотрудник РАНХиГС

Кроме того, авторы исследования ссылаются на результаты социологических исследований прошлых лет, указывающие на то, что среди трудовых мигрантов в России «доминирует установка на соблюдение законодательства страны проживания».

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

В 2016 году социологи РАНХиГС опросили 2412 трудовых мигрантов в разных регионах России. Из них 83% указали на безусловную необходимость соблюдения законодательства принимающей страны. Впрочем, странно было бы ожидать, что опрошенные признаются в обратном. Хотя даже в том исследовании 3% мигрантов выбрали вариант «нет, ничего страшного, если не все правила будут соблюдены».

Повод для «вэлфера»

Отдельно исследователями рассмотрены меры по поддержке мигрантов. Они назвали позитивным то, что указом президента от 18 апреля иностранцы получили право оставаться в России независимо от срока действия их разрешений. Затем было временно отменено требование оформления патента на трудовую деятельность, а значит, оставшись без работы и исчерпав срок действия патента, им не придётся его покупать. Из того же указа следовало, что мигранты перестают быть обязанными работать в том регионе, где им был выдан патент. Возможность переезжать в другой регион без бюрократических барьеров существенно расширяла варианты поиска работы для мигрантов в кризисных условиях, считают авторы исследования. Параллельно развёрнута волонтёрская помощь, некоторым мигрантам удаётся получить благотворительную поддержку в виде питания и компенсации платы за жильё.

Вместе с тем проблему эти меры отнюдь не решают. По мнению учёных РАНХиГС, нужно обеспечить минимальные потребности мигрантов, оставшихся в России, в еде и жилье до момента их трудоустройства или до времени, когда появится возможность уехать в страны происхождения. В ситуации эпидемии связь между благополучием граждан страны и положением мигрантов сильнее, чем в иные периоды, в том числе с учётом рисков имущественных преступлений, считают они. Кроме того, необходимо обеспечить более полный доступ мигрантов к медицинской помощи и разгрузить центры временного содержания иностранных граждан, подлежащих выдворению из страны.

Это неизбежно будет непопулярным решением, более того, такая помощь должна оказываться наряду с помощью, которая оказывается немигрантам, — поясняет Евгений Варшавер. — А болезненная реакция националистически настроенных граждан России на решение о такой помощи неизбежно последует, но — на другой чаше весов тотальное обнищание с реальным голодом, возможным ростом преступности и прочими негативными социальными последствиями, и здесь необходимо принять взвешенное решение, которое очевидно состоит в том, чтобы позаботиться обо всех тех, кто вынужденно оказался на территории России на момент закрытия границ и не может отсюда никуда выехать.

Эти меры, как представляется, необходимы в данный момент, в противном случае значительная часть мигрантов потеряет средства к существованию, что независимо от обоснованности имеющихся тревожных ожиданий приведёт к значительной социальной напряжённости, утверждают авторы работы.

Кирилл Зыков/АГН «Москва»


Говоря о том, как повлияет на ситуацию с мигрантами объявленное президентом Владимиром Путиным окончание «нерабочих дней», Варшавер пояснил, что прогнозы делать сложно.

С одной стороны, о ситуации с мигрантами сейчас много говорили, и ресурсы помощи были мобилизованы, отчего кризис был по возможности амортизирован, с другой, каждый день карантина негативно сказывается на экономике в целом и на мигрантах в частности, с третьей стороны, да, конечно, выход из карантина, например, строительной отрасли (интересно, а вошла ли она в карантин в полной мере?) позволит и мигрантам, работающим в строительстве, начать зарабатывать деньги, с четвёртой же стороны — далеко не все мигранты работают в строительстве, есть ещё, скажем, сфера общепита, по которой кризис прошёлся и ещё пройдётся гораздо сильнее, а это — вторая важная сфера трудоустройства мигрантов, и многие, кто был трудоустроен, скажем, официантом, сейчас сидят без работы. С пятой стороны — начинается летний сезон, а это — дачное строительство и сельхозработы, а значит — дополнительные рабочие места. В общем, спрогнозировать непросто, но то, что жизнь мигрантов сейчас не сахар — это факт, и, скорее всего, она не сахар в ещё большей степени, чем она не сахар у россиян.

Напомним, в конце марта NEWS.ru посвятил расследование тому, как кризис, связанный с эпидемией коронавируса, сильно ударил по выходцам из Средней Азии, работающим в России, либо вовсе оказавшимся здесь проездом. Транзитные зоны некоторых столичных аэропортов столкнулись с коллапсом из-за отмены рейсов. Рабочие и просто приезжие из сопредельных государств сталкиваются не только с тем, что им приходится неделями ждать отправки на родину, не имея при этом источника дохода. Корреспонденты NEWS.ru пообщались с ожидающими отлёта мигрантами и выяснили, как распространение COVID-19 и связанные с ним карантинные меры отразились на этих людях. А также узнали о том, что проблема с отлётом не единственная из тех, что обрушились сейчас на мигрантов, ещё более усугубив положение одной из самых уязвимых групп населения Москвы.

В подготовке материала также участвовала Марина Ягодкина.

Добавьте наши новости в избранные источники