Дело экс-начальника управления автотранспорта ФСИН Виктора Свиридова, совершившего самоубийство в Чертановском суде Москвы, интересно не только финальной точкой. История эта, чем-то похожая на гибель обвинённого в получении взятки казначея американского штата Пенсильвания Роберта Дуайера, покончившего с собой во время прямого телеэфира перед вынесением ему приговора в январе 1987 года, обозначила несколько тем. Во-первых, она фактически девальвировала насаждаемые повсеместно меры по усилению безопасности. А во-вторых, вновь напомнила о хитросплетениях внутренней кухни российских силовиков и неумолимой работе судебно-правоохранительного аппарата, перемалывающего «своих» наравне с остальными. NEWS.ru выяснил подробности дела.


Дело Виктора Свиридова

Полковник милиции, экс-начальник автотранспортного управления ФСИН, 71-летний Виктор Свиридов 12 февраля совершил суицид в здании Чертановского суда Москвы. Это произошло после того, как судья Наталья Шабашева приговорила его к трём годам лишения свободы в колонии строгого режима за то, что он якобы вымогал деньги у экс-замглавы тюремного ведомства, позднее работавшего руководителем Всероссийского центра карантина растений, Александра Сапожникова.

Виктор Свиридов участвовал в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, что, вероятно, сказалось на здоровье офицера — у него ещё до передачи дела в суд диагностировали неизлечимое онкологическое заболевание. Последние месяцы он, по словам адвоката, сидел на обезболивающих.

В материалах уголовного дела, с которыми частично ознакомился NEWS.ru, имеется эпикриз из онкоцентра имени Блохина. Из документа следует, что у Свиридова злокачественная опухоль подвздошной кишки IV степени с метастазами в печени. Согласно постановлениям правительства РФ, онкологические патологии на такой стадии являются основанием для освобождения от отбывания наказания, а также препятствуют избранию меры пресечения в виде ареста. В суде, однако, поспешили заявить, что в документе с диагнозом фигуранта «не содержалась информация о степени тяжести заболевания».

sledcom.ru

Между тем в ходе следствия Свиридову избрали мягкую меру пресечения — подписку о невыезде. Да и наказание назначили по российским меркам «вегетарианское» — ниже нижнего предела, предусмотренного инкриминируемой фигуранту ч. 3 ст. 163 УК РФ (от 7 до 15 лет лишения свободы). Но, судя по всему, полковник, которому врачи отмерили около года, лучше многих других знал, что ждёт онкобольного за тюремными стенами.

Кому, как не начальнику управления ФСИН, знать, что лучше [уйти], чем больному раком провести три года в системе отечественной ФСИН, — прокомментировала эту историю главред Russia Today Маргарита Симоньян.

По версии следствия, в феврале 2019 года Свиридов во время совместного застолья с Сапожниковым в одном из ресторанов на юге Москвы сообщил ему, что тот уволил из ФСИН, а позднее из Всероссийского центра карантина растений нескольких сотрудников и нажил себе врагов. Последние якобы намеревались распространить против бывшего начальника и его жены некий компромат.

Чтобы «уладить вопрос», Свиридов предложил экс-замначальника тюремного ведомства заплатить 10 млн рублей для некоего силовика (позднее стороны якобы договорились уменьшить сумму вдвое). Сапожников после этого обратился в правоохранительные органы и 29 марта на встречу со Свиридовым в кафе у станции метро «Выхино» пришёл с мечеными купюрами. Транш, по версии потерпевшего, был замаскирован под оплату договора об оказании неких юридических услуг.

sledcom.ru

Свиридов отрицал вину и утверждал, что деньги якобы предназначались для длительной аренды помещения в Новой Москве и зарплаты работникам фирмы, которую они с Сапожниковым договорились учредить.

Как пояснял Свиридов, на одной из «неформальных встреч» с Сапожниковым они «коснулись вопросов, связанных с возможностью совместного заработка».

Я предлагал создать предприятие, которое могло бы оказывать услуги (аудиторские и тому подобные) предприятию ГУП (государственному унитарному предприятию. — NEWS.ru), где на тот момент работал Сапожников А.Я., как я понял, это предложение его заинтересовало, — говорилось в последнем слове подсудимого (стилистика сохранена).

В беседе с РБК информацию о планах создать совместную компанию подтвердил друг Свиридова Анатолий Субботин.

Издание также пишет о подозрениях Свиридова насчёт того, что ему в виски могли подмешать некий психотропный препарат, из-за которого после одного из застолий с Сапожниковым он оказался в неадекватном состоянии.

pixabay.com

Во время пьяных бесед Свиридов, как сам он утверждал в суде, мог говорить Сапожникову, что якобы знает про допускаемые собеседником некие хищения, использование «мёртвых душ» и приглашение в помещение Всероссийского центра карантина растений секс-работниц. Однако шантаж бывшего сослуживца подсудимый отрицал. Также он упоминал на встречах некоего силовика, который проверял Сапожникова на коррупцию, но не предлагал платить ему за помощь.

Когда мы уже изрядно выпили, Сапожников А.Я. мне говорил о том, что он недоволен работой, что ему тяжело живётся, что на него обижены люди и он не понимал за что, он мне это рассказывал. Чего-то личного и тем более секретного он мне не рассказывал, просто делился наболевшим как со старым другом, но, возможно, именно это, мимолётная слабость могла послужить тем событием, при котором Сапожников А.Я. затаил на меня какую-то обиду, посчитав, что поделился чем-то лишним. Только этим я могу объяснить, почему Сапожников А.Я. написал на меня заявление в полицию, которое бы заставило меня забыть обо всём, что было связано с Сапожниковым А.Я., — говорил подсудимый.

После задержания 29 марта 2019 года Свиридов имел процессуальный статус свидетеля по уголовному делу, первоначально заведённому по ст. 159 УК «Мошенничество», а затем переквалифицированному на ст. 163 «Вымогательство». В качестве обвиняемого Свиридов был привлечён сотрудником следственной части УВД по Юго-Восточному административному округу Москвы Мостаковым только 27 мая 2019 года. Как подчёркивает адвокат Григорий Иванищев, это произошло за день до того, как следствие было завершено. Суд над экс-сотрудником ФСИН начался в конце 2019 года.

Согласно уголовному праву, свидетель не имеет права влиять на ход расследования, заявлять ходатайства и в силу статуса не знает, в каком направлении движется расследование. А когда [силовики] худо-бедно сформируют позицию, людей быстро переводят из свидетелей в обвиняемые и не дают возможности опомниться, дают обвинительное заключение и [позволяют] знакомиться с материалами дела. А что значит знакомиться с материалами дела, когда это несколько огромнейших томов? Чтобы с ними ознакомиться, изучить, нужно значительное количество времени, его, как обычно, не дают, торопят... Следствие провело расследование этого дела быстро, без должного изучения и исследования непонятным образом появившихся доказательств, в угоду, наверное, своим интересам либо интересам «неизвестных заинтересантов».

Григорий Иванищев

адвокат

По словам юриста, с Сапожниковым его подзащитный общался во время службы во ФСИН, на момент совершения инкриминируемого Свиридову преступления обвиняемый и потерпевший не работали в одной структуре и не состояли в должностных отношениях.

Александр Щербак/ТАСС

В деле фигурирует четырёхчасовая аудиозапись, на которой якобы зафиксирован разговор Сапожникова и Свиридова, она и легла в основу обвинения. Однако Григорий Иванищев отметил, что к ней у обвиняемого и его защиты имелось множество вопросов.

В материалах уголовного дела отсутствовал источник происхождения этой записи или хотя бы экспертное заключение, которое свидетельствовало бы, что запись на компакт-диске была переписана с определённого, конкретного первоисточника. Следствие признало запись вещественным доказательством, без такого исследования и изучения, «на веру». При отсутствии первоисточника последующие доказательства нельзя было считать достоверными, и такие доказательства в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством подлежали исключению. Кроме того, следствие не проводило исследование на предмет монтажа этой записи. Виктор Семёнович говорил, что если он с кем-то и разговаривал, то это время разговора не соответствует хронометражу записи. Поскольку речь идёт о цифровом носителе, то любой разговор можно «порезать», переставить, склеить, подделать тембр голоса... Всё это легко проверить, но никакой экспертизы не проводилось, — продолжает Иванищев.

Также он отметил, что хоть в деле имеется стенографическая расшифровка записи, её делал представитель следствия, который «не имел права осуществлять это действие». К тому же правоохранительные органы не проводили, к примеру, лингвистическое исследование смыслового содержимого разговора.

Сейчас фоноскопическая экспертиза невозможна, поскольку образец голоса моего клиента взять уже невозможно (во время расследования не были получены образцы голоса как Свиридова, так и Сапожникова). А вот комплексная, в том числе лингвистико-криминалистическая, могла бы сделать вывод о том, что состава преступления в виде вымогательства в действиях Свиридова, в разговоре именно с его участием нет. Кроме этого, в рамках этой экспертизы можно было бы установить, имеются ли в этой записи элементы монтажа, — отмечает адвокат.

По его словам, родные Свиридова приняли решение обжаловать решение Чертановского суда. Отметим, что по итогам длительных переговоров корреспондентов NEWS.ru с Григорием Иванищевым последний, после некоторых колебаний, ответил отказом на просьбу предоставить полный текст обвинительного заключения по делу.

Потерпевший Александр Сапожников был недоступен для комментариев на момент подготовки материала. На оглашении приговора Свиридову он не присутствовал.

Что известно о Свиридове и Сапожникове

Виктор Свиридов работал во ФСИН в 2012–2015 годах на должностях начальника ФКУ «Управление автотранспорта», а затем руководителя базы отдыха «Волна» в Краснодарском крае. В тюремное ведомство он перешёл из МВД, где заведовал ведомственной гостиницей «Комета» на проспекте Вернадского, 16. По тому же адресу зарегистрированы две компании с похожими названиями — ООО «Комета вояж» и ООО «Комета вояж+», основным видом деятельности которых являются функционирование ресторанов и услуги по доставке продуктов питания. В обеих этих компаниях, созданных в 2006 году, Свиридов до последнего времени числился совладельцем 50% уставного фонда.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Александр Сапожников стал заместителем директора ФСИН 14 января 2013 года, после издания президентом Владимиром Путиным указа № 24. Ранее он находился на этой же должности, но в статусе врио после того, как летом 2012 года ФСИН возглавил выходец из КГБ-ФСБ Геннадий Корниенко, сменивший Александра Реймера, позднее осуждённого за миллиардные хищения на закупках электронных браслетов для арестованных.

В 2013 году полковника внутренней службы Сапожникова повысили до звания генерал-майора, но в июне 2015 года его карьера в структуре ФСИН завершилась. Тогда Владимир Путин заменил его на должности замначальника ведомства Валерием Бояриневым, занимавшим до этого пост главы управления организации деятельности тюрем и следственных изоляторов.

В 2015 году после скандала с монополией магазинов в СИЗО [Александр Сапожников] был уволен, — говорится в сообщении антикоррупционной организации Transparency International.

Как писал РБК со ссылкой на Федеральную антимонопольную службу (ФАС), с 2014 года, на основании телеграммы Александра Сапожникова, единственным хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговлю продуктами и товарами первой необходимости в московских СИЗО, стало ФГУП «Калужское». Фактически во ФГУП отчислялись средства, ранее отправлявшиеся в бюджет СИЗО.

Замдиректора ФСИН Александр Сапожников (в центре)Замдиректора ФСИН Александр Сапожников (в центре)фсин.рф

С 2015 года ФГУП «Калужское» отказалось продлевать договоры со своими прежними партнёрами и, заключив договор с платёжным агентом ООО «Интакс» без проведения каких‑либо конкурентных процедур, монополизировало рынок торговли товарами для заключённых через платёжные терминалы и интернет, — утверждалось в публикации.

В апреле 2015 года, за пару месяцев до отставки Сапожникова, ФАС предложила вернуть конкуренцию на рынок магазинов в СИЗО, а монополия ведомственного ФГУП, как предупреждали в ведомстве, грозила дисквалификацией директору ФСИН.

В 2013 году, как указывает Transparency International, Александр Сапожников вместе с другими высокопоставленными чиновниками ФСИН получил от правительства субсидию «на улучшение жилищных условий» в размере 16,1 млн рублей. На эти деньги он «купил квартиру площадью 141 кв. м и оформил её на жену», а в 2014 году развёлся.

В сведениях о доходах и имуществе за 2013 год, опубликованных на сайте ФСИН, кроме указанного жилья у Сапожникова были задекларированы земельный участок в 1652 кв. м, жилой дом в 240 кв. м и четверть квартиры в 79,6 кв. м (такая же доля этой жилплощади, вместе с купленной на субсидию квартирой, указана и у его супруги).

То есть нуждающимся в жилье Сапожникова назвать было сложно, но согласно норме закона «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» от 2012 года, субсидию правительство может предоставлять «с учётом особенностей профессиональной и служебной деятельности сотрудников и в целях повышения мотивации эффективного исполнения ими своих должностных обязанностей».

Сергей Киселев/АГН «Москва»

Как подчёркивали в Transparency International, рядовым сотрудникам ФСИН получить субсидию на приобретение жилья намного сложнее. Если работник трудится в ведомстве более 10 лет, проживает с семьёй в тесном помещении (менее 15 кв. м на человека) и за последние пять лет его жилищные условия ухудшились, он может подать заявление для постановки на учёт. Но в течение трёх месяцев ему либо откажут, либо поставят на очередь. Как движется последняя, можно судить по протестной акции «Бездомный полк», стартовавшей в 2019 году.

Фамилия Сапожникова фигурировала и в разразившемся в 2012 году скандале с вирусом африканской чумы свиней (АЧС), обнаруженным в сосисках, производимых подведомственным ФСИН ФГУП «Кубанское».

Сергей Булкин/NEWS.ru

Геном АЧС выявили сотрудники управления Россельхознадзора по Татарстану. После этого продукция краснодарского предприятия ФСИН была опечатана в 14 российских субъектах, но заражённые сосиски кроме поволжской республики якобы нашли только в Ставропольском крае.

В начале ноября 2012 года на встрече с главой Россельхознадзора Сергеем Данквертом врио замдиректора ФСИН Александр Сапожников заявил, что сосиски с возбудителем АЧС могли изготовить из неучтённой свинины, а экс-руководитель ФГУП «Кубанское» Сергей Бутко арестован и подозревается в хозяйственных преступлениях. По версии следствия, в конце 2010 года он предоставил в департамент сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края документы, содержащие ложные сведения о праве руководимого им предприятия ФСИН на получение субсидий на приобретение племенного молодняка крупного рогатого скота мясных пород. Бутко инкриминировалось хищение 18 млн рублей из бюджета Краснодарского края в 2010 году, однако по состоянию на декабрь 2018 года дело в суд не поступало. По информации местных СМИ, с 2010 по 2016 год тюремное предприятие и аффилированные с ним структуры могли вывести из бюджета около 1 млрд рублей, но некие «заступники из Москвы» якобы воспрепятствовали краснодарским силовикам заниматься раскруткой этого дела. В настоящее время ФГУП «Кубанское» находится в стадии ликвидации.

В середине ноября 2012 года Россельхознадзор отчитался, что вирус АЧС в пробах, отобранных на предприятии ФСИН, не обнаружен, а через два года Сапожников устраивал в подведомственном Вологодском институте права и экономики конференцию «Организация питания курсантов в федеральных казённых образовательных учреждениях высшего профессионального образования ФСИН, меры по его дальнейшему совершенствованию».

Питание является важным фактором в деле сохранения и укрепления здоровья курсантов, повышения уровня служебной подготовки, залогом успешного участия в образовательном процессе. Огромную роль в этом играет постоянный контроль за полнотой доведения положенных норм продовольственных пайков до питающихся, качественное планирование питания, обеспечение столовых необходимым оборудованием и посудой, высокая профессиональная подготовка поварского состава, а также соблюдение санитарно-гигиенических требований при обработке продуктов, — приводит ФСИН слова Сапожникова на конференции в Волгограде.

После увольнения из тюремного ведомства в августе 2015 года Сапожников стал директором ФГБУ «Всероссийский центр карантина растений», входящего в структуру Россельхознадзора. В этой должности он пробыл до 10 декабря 2019 года. Как указано на сайте надзорного ведомства, до службы во ФСИН, с 2007 по 2012 год, он являлся замруководителя управления Россельхознадзора по Петербургу и Ленобласти.

Порок безопасности

По факту трагического инцидента 12 февраля в Чертановском суде Москвы следствие завело уголовное дело по статье «Халатность». За неделю до ЧП приставы этой инстанции проводили учения по безопасности. Между тем, как писало издание Baza, охранник суда Эдуард Нефёдов утверждал, что рамка металлодетектора на Свиридове не сработала. Пристав обыскал посетителя и нашёл у него в кармане куртки лишь флягу с алкоголем. Содержимое вылили, после чего отдали ёмкость подсудимому, разрешив пройти дальше.

pixabay.com

По мнению следствия, фляга могла быть отвлекающим манёвром. Дескать, Свиридов много лет проработал в МВД и ФСИН, где хорошо знают, как проносить запрещённые предметы.

Виктор Семёнович мог намеренно взять с собой фляжку с алкоголем. Когда он прошёл через металлодетектор, тот зазвенел (вопреки истории пристава Нефёдова). Свиридов сам достал из кармана фляжку и попенял на неё. Фляжку осмотрели, вылили алкоголь, и больше Свиридов через металлодетектор не проходил. К тому же, по сообщению очевидцев, Свиридов был одет в широкие штаны — там он мог легко спрятать пистолет, — отмечается в публикации.

В экранизации рассказа Уильяма Фолкнера «Нога» — одноимённом драматическом фильме Никиты Тягунова — персонаж Ивана Охлобыстина пронёс с собой пистолет на борт самолёта, объяснив звон металлодетектора тем, что у него вместо одной нижней конечности протез. Его герой ленты с иронией предложил милиционеру «дать поносить». К этой слегка абсурдистской истории отсылает и трагедия в Чертановском суде, хоть эпизод с пронесённым пистолетом — далеко не главный её лейтмотив.

В подготовке материала также участвовали Марина Ягодкина и Сергей Вилков.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен