Потрясшая Ханты-Мансийск поножовщина, в результате которой семь человек отправились на больничные койки, поставила в тупик следственные органы: что это — террор одиночки или всё-таки психологический слом молодого человека, решившего стать местным Геростратом?


ИГИЛ* всегда тут как тут

Мы прекрасно помним, как «сдвинувшийся» московский милицейский майор расстрелял в супермаркете несколько человек. В тот момент он не вдохновлялся никакими политическими или идеологическими мотивами. Это был эксцесс поведения у человека, привыкшего к самоуправству и повседневному насилию. Что называется, заклинило.

Предполагаемый массовый убийца в Ханты-Мансийске, некий 19-летний Гаджиев, работавший в местном супермаркете охранником, в обычной жизни производил впечатление вполне вменяемого человека. А потому версии внезапного стресса или подражания резне в Хельсинки в принципе могут иметь место, но пока для общественности они малоубедительны. Неслучайно дело взял под свой контроль глава Следственного комитета РФ Бастрыкин.

К слову, очень часто следователи начинают свою работу исходя из одной статьи, а потом переквалифицируют дело по более тяжкой. Не исключено, что по такому пути пойдёт следствие и на этот раз. Поскольку балаклава и привязанная к поясу имитация взрывного устройства свидетельствуют о том, что убийца готовился к своему кровавому рейду. К тому же есть подтверждение того, что у полиции была некая информация о возможном инциденте. Количество патрулей на улице было увеличено, но предотвратить резню в результате не удалось.

И не играет большой роли то обстоятельство, что он, видимо, не произносил клятвы верности запрещённой у нас ИГИЛ. Тамошние идеологи уже добавили жертв к своему кровавому списку террора.

Всё проще и кровавее

В некотором смысле атака на грузовике против гулявших на Английском променаде в Ницце открыла 14 июля 2016 года новый этап в развитии индивидуального террора. Террора, для осуществления которого не надо формировать в подполье разветвлённые ячейки, с риском провала завозить в лаборатории химикаты для изготовления взрывных устройств, психологически обрабатывать смертников. Подвозить их и до конца контролировать силами нескольких подельников.

Зачем? Когда грузовик или нож в руке одиночки с промытыми, часто на расстоянии, мозгами могут собрать кровавую жатву, вполне сравнимую по масштабам со взрывом смертника. Вот только просчитать действия такого «заряженного» убийцы куда труднее.

Ножи, кстати, стали впервые использовать на улицах Иерусалима. Затем был инцидент в Грозном. Убитый в Лондоне английский военнослужащий, изрезанный мачете двумя выходцами из Нигерии. И вот почти с разницей в один день атака с ножом в Хельсинки и в нашем Ханты-Мансийске. Весьма характерно, что и в Финляндии до сих пор колеблются: признавать ли такое нападение террористическим актом. Или всё-таки речь идёт о действиях неадекватного индивидуума. Хотя, с другой стороны, в качестве орудия убийства можно использовать и параноика со справкой и диагнозом. Его возбудить на преступление даже проще.

Доживающее свои последние месяцы или дни государство-призрак ИГИЛ автоматически превращается в глобальную сетевую организацию террора. И на таком фоне вопли о том, что нам не следовало лезть в Сирию и таким образом вызвать на себя гнев террористов, звучат провокацией. В Сирии не было финских лётчиков…


* Деятельность организации запрещена на территории Российской Федерации.