Москвичка Елена Боголюбова заявила, что намерена добиться разрешения Минздрава на покупку препарата, назначенного её сыну. Она планирует собрать консилиум врачей, а затем отправить заявку в Министерство здравоохранения. Московские полицейские не стали возбуждать в отношении женщины уголовное дело. Елена Боголюбова стала уже второй мамой за год, которая чуть не угодила за решётку из-за попытки спасти жизнь своему ребёнку.


Женщина заказала для сына лекарство от судорог «Фризиум» (или «Клобазам»). Этот французский препарат, обладающий противосудорожным эффектом, в России не зарегистрирован. У мальчика диагностировано неизлечимое генетическое заболевание — болезнь Баттена. Ребёнок страдает от приступов эпилепсии, не может ходить и говорить. Чтобы хоть как-то улучшить его состояние, врачи посоветовали женщине купить этот препарат.

Елена Боголюбова рискнула купить незарегистрированное лекарство через Интернет, но это оказалось роковой ошибкой. Её задержали сотрудники таможни. Пока женщина боролась с российским правосудием, состояние её сына резко ухудшилось.

Похожая история произошла около года назад с матерью тяжелобольного ребёнка Екатерины Конновой. Она купила для сына не зарегистрированный в России препарат «Диазепам» в микроклизмах. Лекарство перестало помогать, оставшиеся пять микроклизм Коннова попыталась продать через Интернет. При передаче препарата покупателю её задержали полицейские. Дело было возбуждено по статье, которая предусматривает до восьми лет лишения свободы. Но поднялась шумиха, и уголовное дело против Екатерины закрыли.

Сергей Булкин/News.ru

News.ru поговорил с заместителем директора детского хосписа «Дом с маяком» Лидией Мониава. Она рассказала, почему в России не зарегистрировано большое количество препаратов, нужных тяжелобольным людям.

Как сообщила представитель хосписа, препарат «Фризиум» (или «Клобазам») назначен сыну Елены Боголюбовой ещё в 2017 году кандидатом медицинских наук Мариной Дорофеевой. Также в распоряжении мамы имеются более поздние выписки из ещё двух клиник — НИИ неотложной детской хирургии и травматологии и Российской детской клинической больницы, в которых указано, что больной получает «Фризиум». Врачей нельзя осуждать за назначение незарегистрированного препарата, они сделали всё правильно.

Врачи должны назначать своим пациентам любые лекарства, независимо от того, зарегистрирован препарат в России или нет. Если препарат хороший, доктор должен рекомендовать его. Обязанность врача — следить за научными исследованиями доказательной медицины и знать о новых препаратах. Организовать получение нужных лекарств — это уже задача Минздрава.

Лидия Мониава

заместитель директора детского хосписа «Дом с маяком»

Теоретически незарегистрированные в России препараты купить можно. Но для этого нужно пройти долгую и сложную процедуру, которая может не увенчаться успехом. В начале необходимость препарата должен подтвердить консилиум врачей федерального учреждения здравоохранения. С этим заключением можно обратиться в Минздрав, чтобы они дали разрешение на официальный ввоз лекарства.

Как рассказала Лидия Мониава, выполнить эту процедуру удалось лишь немногим: сначала врачи боятся официально писать, что лекарство нужно, потом Минздрав не отвечает на обращения родителей. То есть на практике механизм этот не работает.

Сергей Булкин/News.ru

Даже если Минздрав даст добро, доставка лекарства до больного — это сложный и дорогостоящий процесс. Мама должна оплатить визу, купить билет, привезти препарат. Когда лекарство закончится, ей нужно повторить эту процедуру. Должно быть по-другому: пациент отправляет заявку и Минздрав, ведомство доставляет лекарство пациенту в короткие сроки. Должно быть выделено финансирование и прописан механизм.

Лидия Мониава

заместитель директора детского хосписа «Дом с маяком»

Как сообщила Мониава, существует около десятка незарегистрированных в России препаратов, необходимых для пациентов хосписов. Это «Диазепам» (в свечах и микроклизмах), «Клобазам», «Мидазолам» (для буккального введения), «Фенобарбитал» (инъекционная форма, сироп), «Фенитоин» (инъекционная форма), «Этосуксимид» (сироп), «Сультиам», «Стирипентол», «Вигабатрин». Эти лекарства получают по обычным рецептам за границей, они недороги и их действие давно изучено. Российских же качественных аналогов у этих препаратов нет.

Врач-невролог, эпилептолог, доктор медицинских наук Василий Генералов в беседе с News.ru подтвердил, что «Фризиум» («Клобазам») — высокоэффективный препарат в лечении эпилепсии у детей и взрослых. Его особенность в том, что он легко переносится даже грудными детьми, не оказывает побочных действий даже при эпилепсии у беременных.

Сергей Лантюхов/News.ru

Важно, что в мире не зарегистрировано ни одного случая использования «Фризиума» наркоманами — ни для получения удовольствия, ни для снятия абстиненции. Он для этого не подходит, но по спискам он проходит как психотропное вещество.

Василий Генералов

врач-невролог, эпилептолог, доктор медицинских наук

Врач сообщил News.ru, что сейчас на рынок противосудорожных препаратов в России выводятся только новые и очень дорогие отечественные лекарства, действие которых неочевидно, но производители их активно продвигают, вкладывают в регистрацию и продвижение большие бюджеты. Нужные и эффективные лекарства же остаются недоступными для российских больных.

Российское правительство ждёт, пока сама фирма-производитель придёт на российский рынок, заплатит большие деньги и сама проведёт процедуру регистрации лекарства. Эта процедура очень дорогостоящая и сложная для фирмы. Лекарства же редкие, они нужны небольшому количеству покупателей. Фирма даже может не отбить деньги, потраченные на регистрацию.

Лидия Мониава

заместитель директора детского хосписа «Дом с маяком»

Заместитель директора хосписа также отметила, что российское правительство должно решить эту проблему в срочном порядке и наладить поставки нужных лекарств для тяжёлых больных. Иначе задержанных правоохранителями мам и страдающих детей-инвалидов будет ещё больше.