Москва и Лондон рассматривают возможность проведения встречи между Терезой Мэй и Владимиром Путиным на саммите «Большой двадцатки» в Осаке 28–29 июня. Как сообщает британское издание The Guardian, цель вероятной беседы тет-а-тет — возможность улучшения двусторонних отношений, осложнившихся после событий в Солсбери 2018 года. Однако, с учётом и позиции Великобритании, и скорого ухода Терезы Мэй с поста премьер-министра, результатов от возможной встречи её с Путиным ждать точно не стоит.


Если оба лидера решатся на двусторонние переговоры, контакт подобного уровня между Москвой и Лондоном станет первым с 2016 года. Само по себе, конечно, это может быть показательным событием, но практического эффекта он просто не сможет возыметь: ответственность за отравление Скрипалей в марте 2018-го Россия на себя точно не возьмёт, уверены в The Guardian. Терезе Мэй, в свою очередь, обострять отношения не имеет смысла — в июле она уже должна сложить с себя премьерские полномочия.

Судмедэксперты работают на месте инцидента в СолсбериСудмедэксперты работают на месте инцидента в СолсбериI-Images/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Что касается неких предварительных условий для беседы лидеров, то она вполне возможна при наличии политической воли с обеих сторон, отметил в беседе с News.ru директор Института России при Лондонском королевском колледже Сэм Грин.

Встреча, очевидно, может носить лишь символический характер; тот факт, что Тереза Мэй покидает пост, означает невозможность принятия каких-то принципиальных двусторонних решений в Осаке. Все кандидаты на роль нового премьера схожи в своём отношении к России. Позиция Лондона относительно Москвы достаточно жёсткая, и пространства для манёвра практически нет, — считает эксперт.

Впрочем, это не означает, что двум лидерам не о чем говорить. Критикуя политику Кремля относительно Украины или же в связи с инцидентом в Солсбери, британская сторона неизменно заявляет о готовности к диалогу с Россией по отдельным вопросам, включая, например, ситуацию вокруг Ирана, Сирии, Корейского полуострова и Арктики. Вероятно, если эти темы будут затронуты в Осаке, единство взглядов по ним могло бы продемонстрировать некоторое потепление — но лишь между Путиным и уходящей Мэй, а не Россией и Великобританией в целом. Более того, все претенденты на пост лидера британских консерваторов (и премьер-министра) активно дистанцируются от нынешней главы правительства и любых её шагов как во внутренней политике, так и во внешней, отмечает Сэм Грин.

Тереза МэйТереза МэйXinhua/Global Look Press

Если встреча состоится, она будет означать лишь готовность к дипломатическому взаимодействию. Это общая тенденция. Например, президент Франции Эммануэль Макрон, говоря о жёстком отношении к политике Кремля, продолжает встречаться с Путиным и вести диалог. Как мы помним, в самые критические моменты были и контакты президента России с Бараком Обамой. Но всё это не означало потепления отношений, это скорее выяснение отношений, — напоминает Сэм Грин.

России же, очевидно, стоит готовиться к выстраиванию диалога с Борисом Джонсоном, который пока видится главным претендентом на пост премьера Великобритании. Основной плюс для Москвы в случае его победы в том, что личное взаимодействие уже как-никак налажено, ещё в бытность его главой британского МИДа. Во время визита в Россию в 2017-м Джонсон отмечал, что многовековые отношения между двумя странами важнее разногласий, а себя и вовсе называл «русофилом». Это, конечно, не влияло на позицию Лондона в украинском вопросе и позднее — по Солсбери, однако давало возможность продолжать тот самый политический диалог. Если же Джонсон вдруг проиграет, например, действующему министру иностранных дел Великобритании Джереми Ханту, занимающему пока второе место в гонке, то всерьёз рассчитывать на развитие двусторонних отношений точно не стоит. Нынешний глава Форин-офиса славится своими бескомпромиссными высказываниями в адрес России, свидетельствующими о его готовности минимизировать взаимодействие даже по общим вопросам.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен